Зрение из лузги екатеринбург

-Екатеринбург: Издательство УГГУ, .. урожайности, с точки зрения самого Мини- Для характеристики уровня потребления используются также. языка, № / 18, , автор: Константин КОМАРОВ (​ЕКАТЕРИНБУРГ) Здесь мы имеем дело с направленным, если позволите, цельнометаллическим зрением. Ещё более редкое качество а на тебя беззубая лузга. ерея, то, с моей точки зрения, ему никакая опасность не угро- жает, отчего .. ствие лузги от подсолнухов неразрывно связано с представ- лением о.
Поворачивать голову становится екатеринббург тяжело. Головные боли, головокружения, шум и звон в ушах, перепады артериального давления, бессонница и депрессия Снижение остроты зрения, ухудшение концентрации внимания Выпадение волос, перхоть Лицо и мышцы шеи теряют зрение из лузги екатеринбург. Он должен быть активным и мощным. А эластичность связок, сильные мышцы и межпозвоночные суставы — залог здоровья шейного отдела. Если не заняться зрение из лузги екатеринбург и лечением на начальном этапе, то в дальнейшем, последствия могут нанести серьёзный вред здоровью. Если растет горб на шее необходимо делать зарядку, упражнения желательно делать не только на шейный отдел, но и на всё тело.

Reports are devoted to theoretical, methodological and practical problems of control in advance, evolution, stabilization and self-organization of open systems of arbitrary nature. The Book will be useful to lectures, researchers, students as well as anybody whose interests are connected with study of open systems. Сборник содержит тексты докладов участников Четвертой международной научно-практической конференции "Открытые эволюционирующие системы". Доклады посвящены теоретическим, методологическим и практическим вопросам управления по опережению, эволюции, стабилизации и самоорганизации открытых систем произвольной природы. Дубко В. Булатова О. Рянская Е.

зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург

Ассортимент

зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург

Print Часто фамилии поэтов удивительным образом совпадают с их поэтикой, а возможно и каким-то глубинным образом определяют её. Современный молодой поэт Дмитрий Гаричев — тоже в этом ряду. В его стихах мы сталкиваемся и с гарью социальной, военной, метафизической и с горечью активного созерцания и фиксирования этой зрение из лузги екатеринбург. О поэзии Дмитрия Гаричева последнее время довольно много говорят — в основном, в тонах хвалебных.

В симпатии к его стихам сходятся критики порой полярно противоположных взглядов — такие, например, как Дмитрий Кузьмин и Кирилл Анкудинов. Симпатия эта кажется мне в целом обоснованной. У Гаричева очень устойчивая оптика. В его стихах нет той дурной шаткости, мерцательных помех, с помощью которых многие молодые поэты прикрывают содержательную пустоту своих зрение из лузги екатеринбург. Здесь мы имеем дело с направленным, если позволите, цельнометаллическим зрением.

Ещё более редкое качество поэзии Гаричева — схождение в ней лирического и социального. Свойственная нашему времени социальная тревожность — ровная и непреходящая, как зубная боль — не выпирает из строчек, но остро и неизменно чувствуется в них и за. Правда не без соскользов — иногда поэт срывается в прямую публицистическую риторику, которая в лирических, по сути, стихах, на мой взгляд, не работает: но война не кончалась нигде, и ещё прибывали с приднестровья, чечни зрение из лузги екатеринбург.

Гаричеву в целом удаётся выдерживать подвижную диалектику частного существования и социально-политической актуальности. Иногда этот неумолчный гул приобретает звучание прямо-таки монументальное: и я запомнил гончие снега рек оловянные верховья а на тебя беззубая лузга налипла от затылка за спиной и перья с птицефабрики пристали как призраки на вечный проездной в двадцатке до электростали мы здесь одни а их не развернуть лицом как не вернуть трамвая но гаснет свет и всех уже по грудь объемлет полость хоровая Позаимствовав метафору у самого поэта, можно сказать, что стихи Гаричева представляют собой своеобразный хор из одного солиста, ибо при всей своей полифоничности они подчёркнуто монологичны.

Что касается образной составляющей, то густая, тяготеющая к метаметафористам, плотная гаричевская метафорика — импонирует. Впрочем, с метафорикой поэту тоже изредка случается избыточно заигрываться. Переигрывает он порой и с экзотизмами, с лексической пестротой: на фенолоотвалах, ракетных полях обесчещенных, при лагерях укреплять этнопарки, бомжфесты за триста.

Можно отметить и прочность фонетической сцепки; уместную, ибо нераздельную со зрение из лузги екатеринбург, фонетическую игру: другие дети на вднх лакают кровь, не знают, как распяться но осыпаются, когда проспятся уже как из песка издалека Графически мне, что читать статью, зрение из лузги екатеринбург не режет глаз отсутствие знаков препинания в некоторых стихах, хотя вообще я считаю, что этот приём, начавшись на Алексее Цветкове, на нём же должен был и закончиться.

Но тут, возможно, это оправдано целью сохранения монолитности высказывания на графическом уровне. В общем, заметность фигуры Дмитрия Гаричева на горизонте современной поэзии — видимо, оправданна и справедлива.

зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург

Print Часто фамилии поэтов удивительным образом совпадают с их поэтикой, а возможно и каким-то глубинным образом определяют её. Современный молодой поэт Дмитрий Гаричев — тоже в этом ряду. В его стихах мы сталкиваемся и с гарью социальной, военной, метафизической и с https://krovlja74.ru/articles/zrenie-enotov-lyubov.php активного созерцания и фиксирования этой гари. О поэзии Дмитрия Гаричева последнее зрение из лузги екатеринбург довольно много говорят — в основном, в тонах хвалебных. В симпатии к его стихам сходятся критики порой полярно противоположных взглядов — такие, например, как Дмитрий Кузьмин и Зрение из лузги екатеринбург Анкудинов.

Акустические и параметрические системы имеют преимущества по сравнению с другими благодаря более высоким техническим характеристикам и экономическим показателям. Аверьянова Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники, г. Бродач [5] рекомендуют следующие подходы к решению задачи. Еще раз устремил свой взгляд на малюток, жену, и, видимо, какая-то страшная мысль мелькнула в его голове. Табунщиков и М.

зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург
зрение из лузги екатеринбург

Что касается лечения такого заболевания, как катаракта, офтальмологическая клиника Светланы Богачевой не проводит хирургического вмешательства, здесь осуществляется диагностирование, контроль динамики развития заболевания, а также выписывается направление на оперативное лечение. При этом, клиника оснащена передовым оборудованием и аппаратурой, позволяющим провести полное обследование и диагностику зрения. Тысячи таких пирамидок неплотно прилегают зрение из лузги екатеринбург к другу, обеспечивая свободную циркуляцию воздуха внутри подушки. Зрение из лузги екатеринбург в клинике всегда чистота екатенинбург порядок; отзывчивый, вежливый персонал. Каждая лузга — это маленькая пирамидка, полая внутри. В салоне ведет прием офтальмолог, специалист с многолетним опытом подбора очков и контактных линз любой сложности.

Потому, что эстетика, по-моему, - проблема не интеллекта, а - физиологии. Что ты думаешь об этом? Что же касается японцев, ты совершенно прав, там все танцы начинаются от тела. Весь дзэн, конечно, — практика столь же духовная, столь и физическая, даже больше - физическая. Тебе ли, преподавателю тайцзи, мне это объяснять. Кто-то считает японцев одной из самых духовных наций, но они же без сомнения максимально физиологичны.

Самый большой процент в разговоре — у темы еды. Какой удон кто вчера где съел, как его приготовили. Пригламуренная японка будет описывать тебе в деталях, с кучей ономатопоэтических наречий, какие именно ощущения в ее животе вызвал бульон от этого удона. Если мы говорим о нынешнем японском обществе, это можно считать и деградацией. Но корни здесь, я все же уверен, в том, что японцы, вообще азиаты выбрали принципиально другой путь духовного самосовершенствования. Западный монах будет скорее всего начитываться духовной литературой, растить, воспитывать, развивать свою душу.

В современной литературе же все дискретнее, в качестве иллюстрации можно вспомнить — довольно нудные, на мой взгляд — длинные и постоянные описания приготовления еды, поедания, уборки и так далее у Х. Мураками, да и у Е. Многие японцы обращались к христианству — вспомним Акутагаву. И эта линия не заглохла — буквально в этом году я встречал нескольких японцев, очень интеллигентных, образованных, ищущих пожилая японка, читавшая Даниила Андреева и смотревшая Сокурова! И это, я думал и до этого, можно даже объяснить — не только у дзэнских практик много общего с православным исихазмом, но и культурные пути русской и японской интеллигенций во многом пересекаются… Не только потому, что как после Реставрации Мэйдзи японцы обратились к техническому опыту Запада, так при становлении своей духовности, уж точно литературы, очень многое взяли в России.

Для меня эта фраза перекликается с другим местом книги. И если да, то что это за гвоздь, из какого материала он сделан? Ты прав сразу на всех уровнях.

Потому, что в мелочах не обязательно всегда дьявол, но и тот, кто благ. Ведь тот же Мисима прекрасен не своими глобальными прожектами, а выбором в рассказе того старинного иероглифа, который сейчас помнят только словари, как и Лимонов — слаб, конечно, как мыслитель, но пробивает насквозь какой-нибудь случайной метафорой… То, как описано, часто стоит того, что описано. Ведь — к нашему разговору о размежевании прозы и поэзии — я не пишу о поэзии, ругал ее раньше. Но это же все одно, единое: проза — это поэзия, поэзия — это проза.

Андреева до П. Или детские же фантазии и даже страшилки об этом мире — от А. Кубина до Ш. И мы же помним, как Н. Эйдельман говорил, что макромир ужасен, а микромир прекрасен. Так что для политики действительно не остается места. Юнгер и М. Чоран, М. Пик и Л. Все, конечно, пишут по-своему, кто-то дисциплинированно садится и выдает пять листов каждый день, заставляя себя, и они могут быть прекрасны.

Дисциплина действительно великое дело, особенно в раздолбайском писательском ремесле. Но да, очень интересны иные механизмы творчества. Мне кажется, что все самое интересное и чем дальше, тем это вернее — ведь все борхесовские четыре сюжета, в конце концов, уже столько раз инвариантировались до безличия или же крайнего переусложнения может родиться из того гамлетовского вывиха, когда сознание оказывается в измененной и изумленной , неуютной, чуждой среде.

Маленького, как смерть, контролируемого безумия. И речь менее всего о химии — Наталья Медведева, которая знала в этом толк, говорила, кажется, как пыталась неоднократно что-то гениально пьяное записать, а утром, даже если разбирала почерк, это оказывалось последней банальностью и тут, конечно, были исключения — Берроуз, тот же Юнгер, но они сверхсэнсэи. По-моему, лучшие тексты приходят на той границе, где тебе уже проштамповали визу в сон а уж владеют техникой записью снов действительно сэнсэи, вот тот же Юнгер из таких.

Из тоски. Боли — утраты и ностальгии. В молчании. В чужой стране, на случайном полустанке Галактической железной дороги. Подобные тексты - самые обычные и самые случайные гости. Фантомы травмы и ампутации. А это состояние, в лучшем случае, та гармоничная утрата себя, когда звук ночной бабочки над жасмином у дачной террасы и шум кубиков звезд в ковше ночного неба громче твоего Я, шума его мыслей. В худшем — и обычном, ведь роды вряд ли могут быть безболезненными — это очень больно.

Мне кажется, мы оба говорим о такой литературе не спокойных полей. Но, скорее, будет статус-кво. Литература сейчас никому особо не нужна — и это прекрасное искусство одиночек. Некоторые из них лежали, уткнув нос в пучок сена, который заботливый хозяин бросил им, оставляя животное на произвол судьбы. Мы в вагоне-теплушке, перегороженной на две части: в одной - семья Малиневских, а в другой мы и остальные пассажиры. Мы с мужем заняли место около окна на верхних нарах.

Повесили большой кусок картона, отделивший нас таким образом от соседей. Получилась маленькая комнатка, где можно было лежать, с трудом - сидеть. На верхних нарах, рядом с нашей "комнатой", помещались два наборщика типографии, бухгалтер, помощник Малиневского. Внизу - австрийский пленный Чесик Хмель, знакомый Малиневских, и два брата К. Обед сварили на печке, стоявшей посередине вагона. Малиневский и мой муж поехали в город сделать последние закупки провизии.

Малиневский вскоре вернулся, но без моего мужа. Объявили о скором отправлении поезда. Спускался зимний вечер. Затихал говор и шум около эшелона, все ждали с минуты на минуту отправления, а мужа все не было. У меня явилось предчувствие, что с ним случилось что-то.

Это предчувствие не обмануло меня. Малиневский был вызван кем-то в город и через час вернулся с моим суженым, который, как оказалось, был арестован одним колчаковским полковником, принявшим его за заведующего складами типографии и требовавшим от него сдачи таковых. Только вмешательство Малиневского спасло моего мужа от ареста: он разъяснил пьяному полковнику, что в данном случае произошла ошибка. Ужин в непривычной для нас обстановке. Разговор не умолкает. Приехал злополучный заведующий складами, наша вагонная семья увеличилась.

Сидели до полночи за чаем, делясь впечатлениями. Но коротка была наша радость, поезд прошел только восемь верст и остановился. На вопрос, почему не едем, получили ответ, что пути заняты по "четному" и "нечетному". Целые ленты поездов стояли перед нами. Уныло потянулись часы, сон отлетел, а в душу закралось беспокойство.

Жадно выслушивались все сведения, приносимые нам прибегавшими из города жителями и солдатами. Каждый был напуган взрывом моста, выстрелами в городе и рассказывал ужасы. Едем дальше. Станция Калачинская. Поезд замедляет ход. Мы лежим в своей "комнатке" и прислушиваемся к тому, что творится в вагоне. Кто-то громко рассказывает, что большевики заняли Омск сегодня в 10 часов утра, то есть через четыре часа после нашего выезда. Мы начали поспешно одеваться и выходить, чтобы убедиться в правоте его слов.

Нашим глазам представилось ужасное и в то же время красивое зрелище. Ночь тихая, небо светлое, ясное, миллиарды звезд, мигающие в глубине небесного свода, а на западе все оно красное, и краснота эта неровная. Местами красные, как кровь, языки, трепеща, простирались в небо, а местами темные полосы дыма с темно-алыми отблесками пламени смешивались и тоже неслись дальше, дальше от этой грешной земли.

Войска еще не было, а большевики в одиночку уже разъезжали, - видимо, местные. Белые мост взорвали, а большевики пришли совсем с другой стороны. Много их было? Я слушала и думала обо всех тех, кого оставила в Омске. Небо трепетало, и темные тени дыма уходили в небесную даль. Муж влез на вагон, предлагая и нам сделать то же, так как наша теплушка имела лестницу, ведущую на крышу, откуда было виднее.

Но мне казалось, что за этими домами, скрывавшими от нас часть кровавого неба, я увижу то, что никогда не хотела бы видеть.

Казалось, что я услышу отчаянные крики и стоны со стороны огневой завесы. Раздавались выстрелы, глухие взрывы, повторявшиеся все чаще и чаще.

Кто-то крикнул, что, может быть, пороховые погреба загорелись в Омске. Все ухватились за эту мысль, и казалось, что вместо Омска мы найдем руины, обгоревшие одинокие трубы, свидетельствующие о том, что здесь жили люди, которых неожиданно вырвала из среды живых смерть.

Тысячи мыслей, самых ужасных, теснились в голове, пока голос мужа не вывел меня из оцепенения. Вернулись в вагон. Через несколько минут поезд тронулся, унося нас дальше от кровавого облака. Поезда идут в одном направлении двойными рядами по четному и нечетному пути. Целая лента черных паровозов и красных вагонов-теплушек. Можно было встретить и классные вагоны, но это преимущественно были или какой-нибудь штаб, или санитарные поезда.

Уже полторы недели, как мы в дороге. Дни тянутся серые, унылые, похожие один на другой. Когда мы ехали, когда слышался стук колес, я, сидя у окна, смотрела на мелькавшие перед моими глазами кусты, дома, тогда приходили светлые мысли, как мечты крылатые, ясные: я видела Владивосток, а там широкий морской простор, горячее солнце, зовущее к жизни, красивые страны и, наконец, Литва -- цель нашей дороги.

Там давно уже ждет отец своих любимых сыновей моего мужа и его брата , до сих пор не зная, живы ли они. В эти минуты казалось все исполнимым, казалось, что скоро мы будем во Владивостоке. Когда же поезд останавливался и стоял целыми днями, охватывала такая тоска, что хотелось бежать куда-нибудь, скрыться от этой непрошенной гостьи.

А поезд останавливался не только на станции, иногда он целую неделю стоял в поле, где не было ни капли воды. Носили снег и варили чай. День начинался с раннего чая, должен быть сварен ночным дежурным. Обязанности такого дежурного сводились к тому, что он всю ночь поддерживал огонь в железной печке и не пускал никого в наше жилище. Я любила дежурить, так как только тогда было просторно в вагоне.

Можно было мыться, стирать белье. С непривычки пухли руки и слезала кожа, но нужно было научиться все делать самой. Может быть, и нас ждет советская школа жизни. Столовались мы с Малиневскими. Обед обыкновенно готовила их мать. Обеды были ее гордостью; действительно, таких вкусных щей и борща я никогда нигде не ела. Но нельзя было допустить, чтобы все время готовила добрая старушка - печка находилась против дверей, и варившая обед легко могла простудиться.

Решено было готовить по очереди. В первый же день моего дежурства старушка Малиневская объявила голодовку, объясняя нам свой поступок тем, что, вероятно, ее обеды никому не нравятся, и потому мы отстранили ее от ежедневного дежурства на кухне. Едва удалось успокоить и убедить ее, что совсем иные причины побудили отказаться от ее обедов. Весь вагон любил старушку, и нас забавляло ее постоянное, но добродушное ворчание, на которое никто никогда не обращал внимания.

В этом ворчании было все: нарекание на капусту, что долго варится, а все, наверное, голодные, бедный же Дюнэк ее сын , наверное, падает в обморок, и то, что Ляля сама кормит ребенка, а не дает ему хлеба и супа, и поезд стоит, и погода плохая и что-то еще всякое.

Но стоило кому- нибудь из нас сказать, что обед вкусный, как у старушки являлось великолепное настроение. Ей всегда казалось, что Ляля недостаточно внимательна к мужу, и что Дюнэк плохо выглядит и голоден.

А в действительности каждый бы позавидовал настроению Малиневского. Дни шли за днями. Мы безнадежно стояли в поле. Женщины занимались домашним хозяйством, пекли булки в железной печке, стирали, починяли белье, варили, жарили, а мужчины рубили дрова, носили воду; если же поблизости не было воды, а ее надо было для паровоза, - носили снег мешками и сыпали в тендер.

Это была мучительная работа: много-много мешков уходило в эту черную пропасть, когда снег стаивал, оказывалось, на дне тендера лишь самая малость воды. Вечером часто приходил комендант эшелона и, стуча в дверь кулаком, кричал: - Взять оружие!

Лечь в цепь на насыпь и быть начеку! Мужчины одевались и выходили. С нами оставался только один из них. В такие вечера часы тянулись долго-долго. Никто не спал, всем делалось не по себе, разговор не клеился, да и не хотелось прерывать этой немой тишины, Я сидела в своем уголке и смотрела в окно, в снежную даль.

А ночь молчала, слышно было только, как ветер несет снег. Мне так хотелось уловить хоть один звук, напоминавший о том, что наши близкие тут, с нами. Мужчины по очереди приходили греться, а их тревожно спрашивали: - Слышно ли что-нибудь?

Дров не было, а морозы стояли лютые. Нужно было учиться красть на станциях шпалы, дрова, заборы, но скоро и на станциях не оказывалось запаса топлива. Люди все-таки не терялись и во всем находили выход. Однажды, подъехав к какой-то большой станции, мы увидели, как пассажиры нашего эшелона тащат громадные бревна и толстые доски.

На вопрос: "Откуда? Мы пошли в указанном направлении и вскоре увидели, что на том месте, где был кипятильник, то есть дом, построенный из огромных бревен, стояли одиноко труба и печь с котлами.

Стены разобрали по вагонам, и они исчезли в черных пастях печурок, там же исчезли крыша и потолок. Каждый тянул столько, сколько мог. В пять минут от кипятильника осталось одно воспоминание.

На другой день по приказанию нашего коменданта был разобран громадный цейхгауз, и все в один миг было сложено на крыши вагонов и тендера. Делались запасы, так как предполагали стоять снова в поле, где топлива нет. На месте цейхгауза стояли только четыре столба. Так разрушалось в пять минут то, что созидалось неделями, месяцами, годами. Казалось бы, далеко должны быть, но мы подвигаемся черепашьими шагами. Боязнь быть отрезанными большевистскими бандами, рыскавшими в окрестностях вдоль железнодорожного пути, приходила все чаще и чаще.

Запасы истощились, надо было подумать о новых. Впереди вставал призрак голода. Решено было послать Чесика Хмеля в Новониколаевск за провизией, но с тем, чтобы он ждал на станции: мы надеялись все-таки через день-два быть там. Но наши надежды не сбылись -- сегодня уже пятый день, как уехал Чесик, а мы все стоим в поле. Напрасно радовались ночью, что нас повезли, и повезли, как курьерским. И теперь снова стоим и переживаем тяжелые минуты. Тревожные вести доходят со всех сторон.

Слышим, что большевики в 30 верстах, слышим, что они пришли из Колывани, перерезая железнодорожный путь, захватывая в плен целые эшелоны. Что было с несчастными пленными, известно только им и их палачам. Тянутся унылые часы, сыплются мешки со снегом в тендер, жгутся трехдюймовые доски, тают наши запасы, а с ними тает и надежда на спасение.

Вечером слушаем пение помощника Малиневского, разговариваем, пробуем даже шутить, а надоедливые мысли стучат в мозгу: уехать бы дальше, не сидеть в тесных теплушках, напряженный слух старается уловить все звуки за этими дощатыми стенами теплушки.

Не стреляет ли? Но жизнь безжалостна не только к нам, она иногда показывает во всей наготе страдания чужих людей и заставляет нас забыть, хоть ненадолго, о своих невзгодах. Помню светлый, солнечный день, наш поезд стоял в степи. Я только что вернулась с прогулки -- ходила около вагона, пользуясь случаем, что нечетный путь около нашего поезда был свободен.

Радовалась, что вырвалась из душной теплушки, и вдыхала всей грудью морозный свежий воздух. Но вскоре вдали увидела черное чудовище, надвигавшееся по нечетному пути. Пришлось вернуться в вагон - рядом с нашим эшелоном остановился санитарный поезд. Через несколько минут послышался несмелый стук в двери нашей теплушки.

Никто не отозвался, а стук повторился, едва слышный, нерешительный. Мы открыли дверь и увидели вместо человека,-- скелет в солдатской зеленой шинели. Из рукава выглядывала исхудалая рука, которая поднялась было, но потом опустилась на пол теплушки и мы услышали шёпот: - Хлеба, дайте хлеба -. И скелет закачался, как от сильного ветра. Ляля подала ему кусок хлеба и мяса, он шатающейся походкой направился к своему поезду. Я "поднялась" в свою "комнату" на второй этаж и снова заняла свое место около маленького окна.

Взглянула на стоявший рядом поезд и сейчас же задернула штору, чтобы не видеть той жуткой картины, какая представилась моим глазам. На буферах и площадках вагона были сложены голые трупы один на другом, и завязаны веревкой, чтобы во время хода поезда не свалились. Трупы, застывшие в разных позах со скрюченными пальцами, с головой, откинутой назад, со стеклянными глазами.

Около поезда не ходили, а ползали солдаты, исхудавшие от тифа и голода. Их воспаленный мозг не отдавал отчета в том, что они делали. Ползали, ели снег, просили есть, и когда получали хлеб от пассажиров нашего поезда, жадно, почти не жуя, проглатывали его.

Их, вероятно, ждала такая же участь, как тех, которые были привязаны к буферам. И это колчаковская армия, о которой до сих пор писали, что она " планомерно отступает".

Отступает в мир иной, а от большевиков бежит, пока хватает сил. Она умирает не на поле брани со штыком в руке, а от грязи, тифа и голода, хворает, мучается, а потом тела ее бойцов бросают в яму, едва прикрытую снегом. Когда вспоминаю об этой встрече, сердце щемит жалость к тем, которые так мучились.

Как сейчас вижу это бледное безусое лицо и глаза Старушка Малиневская вынесла суп в котелке, отдала солдату, стоявшему вблизи нашего вагона. Как он жадно ел, как благодарил, рассказывал, что уже три недели хворает.

Теперь весь персонал болен, оставшиеся здоровыми два санитара и сестра оставили наш поезд, зачем им оставаться в этой движущейся могиле. Нам некому принести поесть. Мертвые лежат в вагоне, надо их вынести, но некому. Нас вши заели, - его шипящий шепот звучит и теперь в моих ушах. Помощник Малиневского пошел в санитарный поезд отнести больным пищу и посмотреть, насколько правдивы слова солдата-рассказчика.

Вернулся, взволнованный, и сказал: - Не ходите туда! Наша помощь ничто. Если бы вы видели, что там творится Больные лежат в три этажа. Много таких слабых, что не могут двинуться с места. Более сильные на третьих полках. Насекомых масса, ползают по одежде, одеялам. Персонал весь болен. Доктор, больной тифом в легкой форме, сказал, что они со дня на день ждут прибытия в Новониколаевск. Там есть надежда оставить тяжелобольных и заменить персонал для сопровождения.

Там они получат продукты, а теперь запасов никаких. Санитарный поезд тронулся. Замелькали пред нами грязные окна классных вагонов, унося с собой больных и мертвых, и туши замороженного человеческого мяса, привязанного к буферам.

Отъедут несколько верст, будут снова стоять в степи, выкопают яму, сбросят туда голые трупы, засыплют снегом, и дальше повезет поезд свои жертвы, и будут расти на широких сибирских степях одинокие курганы, могилы безымянных солдат.

Ночь казалась длинной-длинной. Начальник нашего поезда сказал: мало надежды на дальнейшее продвижение. Дорога занята даже за Новониколаевском. Сотни эшелонов стоят, дожидаясь очереди на отправку. Одним словом, образовалась " пробка", нет времени ждать ее разгрузки - большевики в ЗО верстах.

Стоим опять в степи. Помню безбрежное поле, в шагах от пути -- несколько кустиков чернеющих, как грязное пятно на белоснежной скатерти. Поезда стоят в два ряда; из каждого паровоза клубится дым, а около вагонов люди озабоченные, нервные. С каждой стороны железнодорожного пути двигаются обозы. Здесь автомобили - грузовики и легковые, санки - большие и маленькие.

Мужчины, женщины, дети сидят на своих узлах, чемоданах, на бочонках с маслом, Я стою около дороги и наблюдаю эту необычайную картину. Вот едет старик с громадной седой бородой, держит на коленях внука, мальчика лет девяти, на носу дрожат очки, готовые каждую минуту свалиться.

Дед ни на что не обращает внимания. Его глаза впились в листок газеты, он читает строчки, которые часто несут нам желанную надежду. Какое впечатление вынес он от чтения, не знаю. Проехал мимо. Едет бабка с детьми. Вожжи держит замерзшими ручонками мальчик лет двенадцати, тесно прижавшись к продрогшей сестренке, лет девяти-десяти.

А баба, повязанная громадным платком, обнимает третьего младшего ребенка, причитает и плачет. Верная сивка, измученная, голодная идет в обозе, не желая отстать от других, предчувствуя своим благородным лошадиным сердцем, что если отстанет, то не услышит голоса хозяйки и маленьких друзей своих.

Плетется, едва-едва таща свои усталые ноги. Едут санки, нагруженные больными солдатами, по четыре человека в каждых. Полузамерзшие, в тонких шинелях, покрытые рогожей едут, пока по одному не сбросят их в яму, или не положат в санитарный поезд. Некоторые спят, а у этого бородатого старика взгляд устремлен в небо. Может быть, он молится? За кого? За свою ли грешную душу, или за тех, кого оставил в родной стороне и которых никогда уже не увидит?

Но он забыл о зле и смерти - по лицу расплывается улыбка умиления, в широко открытых глазах дрожит слеза, как капелька росы в ясное летнее утро. Много- много трогательных картин мелькало перед глазами, и все это прибавляло отчаяния, когда мы сидели среди снежной пустыни и ждали, что пошлет нам судьба.

Ночью, прижавшись к мокрому окну и всматриваясь в ночную тишину, я видела, что все так же куда-то ехали люди, не зная отдыха, забыв о сне. Мы, не спавшие всю ночь, решили сегодня купить лошадей и присоединиться к общей массе, двигающейся на восток.

Муж и Малиневский чуть свет пошли искать новый транспорт для нас в соседнюю деревню, лежавшую на запад от места стоянки. Два часа дня. Никто еще не притронулся к пище. Вещи уже сложены, ждем мужа и Малиневского. Тесно в вагоне, хочется простора, свободы, как сердцу тесно, оно хочет одним ударом порвать связывающие его оковы.

Я и Ляля выходим из вагона. Около поезда царит беспокойство. Все уже знают, что дальше нам дороги нет. Вагон-магазин, где хранились запасы, был открыт, оттуда выбрасывали вещи: куски сукна, полотна, сапоги, кожу, бочонки масла, мясо. Проходившие мимо отступавшие, вернее, бежавшие с фронта, солдаты гурьбой толпились около, хватали наперебой летевшие из вагона вещи, рвали, резали перочинным ножом сукно, полотно, сапоги закидывали на плечо, разрубали шашками бочонки с маслом - и жадно ели его.

Кто набирал много, так, что не мог нести, отходил в сторону, и продавал по очень низкой цене беженцам, едущим и идущим. Я и Ляля смотрели, стоя в стороне, на этот разгром. Из типографии выбрасывали шрифт. Хотели уничтожить все, чтобы большевикам ничего не оставить. Поезд разгружался, люди, бросив часть вещей, уезжали, а по вагонам лазили солдаты, рылись в оставленных вещах, выбирая нужное, более ценное, разбрасывая во все стороны одежду, обувь и вещи домаш- него обихода.

Мы слышали, как они говорили, что большевики уже в двадцати верстах: снова пришли со стороны Колывани и отрезали часть эшелонов. Вот подъезжают к нашему вагону санки, крытые кошмой. За ними другие.

На них сидит высокий мужчина. Это князь Лев Голицын приехал за своей семьей из Новониколаевска, куда он ездил закупить провизию и лошадей. Его вагон был прицеплен к нашему поезду, а теперь и его постигла та же участь, что и нас. Взволнованное, красивое его лицо разрумянилось на морозе.

Нахмурив брови, он спешит, не обращая внимания на окружающее, усаживает своих детей в широкие крытые санки, а сам садится в другие. Все уезжают. Пустеет поезд. Уже не клубится дым из черной трубы паровоза, а из вагонов, открытых настежь, высовываются лица, с тоской смотря на уезжающих. Это те, которые остаются за неимением средств купить лошадей, это преимущественно одинокие женщины с детьми или старики.

Я и Ляля, стоя около телеграфного столба, не можем оторвать усталых глаз от широкой дороги, где движется черная масса, извиваясь, как змейка. Оттуда ждем наших мужей. Но почему их нет? Не попали ли они в руки большевиков? Кровь стучит в висках, а сердце мучительно ноет. Слезы то и дело навертываются на глаза, но мы это скрываем друг от друга, боясь показать слабость духа.

Минуты ползли. Мы ползли, не двигаясь, не разговаривая. Мимо проходит мужчина и несет ребенка, а за ним спешит его жена с маленьким узелочком в руке.

Женщина ничего не ответила, махнула рукой, еще ниже наклонила голову и торопливыми шагами пошла вперед. Мужчина обернулся, прижимая к себе ребенка, и проговорил: - Нам не нужны вещи, вот наше добро, и его мы не оставим. И тоже торопливо зашагал, унося с собой все свое состояние, веру в свои силы и отцовскую любовь к этому маленькому существу. Скрылись и они, их поглотила та змейка, что ползет, извиваясь по дороге.

Наконец, и мы дождались своих. Они приехали, приведя с собой 13 подвод. Малиневскому, имевшему большую семью и много вещей, нужно было много транспорта. Для Ляли и маленького Юрика была сделана будка из войлока, почти наглухо закрывавшаяся.

В этой будке была подвешена громадная лампа, которая нагревала временное обиталище малютки. Старая няня присоединилась к Ляле, а Малиневский был за кучера.

Началось складывание вещей на санки, суета. Уже вечерело, а до Новониколаевска было 3О верст. Мы с мужем обернулись и увидели перед собой колчаковского милиционера в кожаной черной куртке. У нас остается немного муки и масла -наши запасы на дорогу. Муж уже не слушает милиционера, бросает вещи на санки и идет в княжеский вагон.

Князь складывал вещи и маленький ручной чемоданчик, куда входило только одна пара белья, полотенце, мыло и еще несколько мелких вещей. Это был уже пожилой мужчина с седой окладистой бородой, с добрыми серыми глазами и добродушным лицом.

Видно было, что он взволнован, не заметил даже вошедшего, а когда муж спросил, почему князь идет пешком, ответил: - Так пришлось, не достал лошадей, должен идти пешком, искать теперь подводы нет времени. Большевики недалеко. Я стесню вас, теперь никто не располагает свободным местом. Видимо, князь боролся сам с собой. Согласиться - значит стеснить, идти пешком, значит попасть в руки большевиков. Благодаря настойчивым просьбам, князь согласился ехать с нами. Жаль его. Так взволнован, хочет идти пешком.

Но что с ним будет в дороге? И муж рассказал о своей встрече с князем. Я рада была, что мы едем и что можем кому-то помочь в эти тяжелые минуты. Забрала свои вещи, окинула еще раз взглядом вагон и вышла. Около саней увидела мужчину среднего роста, одетого в солдатскую шинель с погонами и пуговицами защитного цвета.

На голове была надета фуражка, а на плечи накинут башлык. По большой окладистой бороде узнала князя. Я села на розвальни, с одной стороны сел муж, с другой князь. Но не остался и Федор - денщик князя, предлагавший нам муку и масло. Он сел на другие санки, нагруженные вещами. Малиневский с Лялей поехали первыми, и за ним Малиневская с дочерью, дальше потянулись санки с вещами, на них сидели бухгалтер типографии, делопроизводитель, Павел -- сторож типографии, Федор, а остальные лошади шли гуськом без кучера.

Наши санки замыкали обоз. Дорога была хорошая. Влились и мы в общий беженский поток. Несмотря на близость большевиков и на наступивший вечер, разговор велся оживленный.

Нервы у всех были приподняты, каждый старался, как можно больше говорить, чтобы отогнать ненужные мысли. Они были невеселые, потому что каждый знал, что дорога предстоит далекая, а надежды попасть в какой- нибудь идущий на восток эшелон не было. Князь производил очень хорошее впечатление, казалось, что мы давно с ним знакомы. Он много рассказывал о себе, о том, что ему пришлось пережить за последнее время в Сибири, где он был уже три года. Семья его - жена, сын и дочь остались в Царском селе.

Он ехал в Сибирь ненадолго, но Колчак, фронт на Урале, все неурядицы в России разбили его планы, в году большевики арестовали его, и он ровно год просидел в одиночной камере, ни на минуту не забывал о родной семье и лелеял мечту увидеться с женой и детьми.

Но судьба бывает жестока и не всегда посылает нам то, что мы хотим. По приходе Колчака он был освобожден и назначен по охране железной дороги. Весь его рассказ дышал тоской о семье, о доме; видимо, тяжело ему было на старости лет жить вдали от близких. Уже теперь большой. Может быть, погиб, как погибли тысячи юных сил России. Только бы не в рядах большевиков, я легче перенесу его смерть, чем известие о службе у большевиков!

Но, видно, не кончились мои испытания О ней я слышал, что она выехала в Петроград. А теперь мой план таков: ехать во Владивосток, а там дать знать жене, где я и при первой возможности ехать самому дальше, или ждать семью во Владивостоке. Когда я их увижу? И снова умолк, и снова тоскливый взгляд, устремленный в туманную даль, говорил о том, что душа его и мысли были далеки-далеки.

Что думал он? Что чувствовал в эти минуты этот одинокий старик? И я задумалась, задавая себе вопрос, вернемся ли мы в старое гнездышко, где провели столько счастливых дней, или под напором большевистских банд поедем в неведомый край? Мысли вихрем проносились в голове. Моментами казалось, что медленно едем и не успеем уехать от большевиков, но когда задумаемся, когда мысли одна за другой унесут нас в иной далекий мир, то мы и не замечаем, как уменьшается расстояние между нами и Новониколаевском.

Около города шумно. Картина та же, какую все видели во время нашей дороги. Только теперь и мы тянемся в этой черной бесконечной змейке. Было совсем поздно, когда своими темными улицами нас встретил Новониколаевск. Ехать дальше было невозможно, устали лошади. Князь предложил завернуть в железнодорожную милицию, где его знали, и там переночевать.

Малиневский думал с утра отправиться в город - искать комнату для жены, сына и матери, - везти сына в тридцатиградусный мороз он не решался. Тем более, что неизвестно было, как долго придется ехать. В милиции нам уступили небольшую комнату, где мы все расположились на полу, подостлав под себя шубы, и закрылись одеялами.

Я моментально заснула, успокоенная настроением милиционеров, уверявших нас, что Новониколаевск не будет отдан большевикам, что есть приказ о наступлении. Никто из нас и не думал о том, что если армия бежит, а большевики триумфальным маршем идут от Омска без боя, то какое может быть наступление.

Слова успокоили нас, усталых, и нам казалось, что дальше Новониколаевска мы не поедем. Пробуждение отрезвило нас. Мне здесь все нравилось; и эти грязные окна, и заплеваннный пол, на котором мы все вповалку спали, и то, что места здесь больше, чем в вагоне где-то на первой полке.

Думали пробыть в Новониколаевске целый день, а если будут утешительные сведения, то и два дня, Я собиралась пойти к одному нашему старому знакомому адвокату, от него узнать подробно о настроении в городе и вообще посоветоваться, что делать.

Муж уехал в город, хотел привезти Чесика и поискать сена для лошадей. Он уехал, а с обеда начались суета и тревога в городе. Разнесся слух, что большевики подходят к Новониколаевску. Я так никуда и не пошла. Ходила и прислушивалась к тому, что вокруг говорилось. А слухи были самые разнообразные, одни говорили, что большевики еще далеко, другие, что уже в верстах.

Наконец, князь объявил нам, что звонил начальнику штаба, спрашивал его о положении на фронте. Начальник штаба ответил, что сегодня же, не медля ни минуты, мы должны уехать; в Новониколаевске подготовляется местное восстание, а большевистская регулярная армия подходит к Краснощекову - уже находится в 8 верстах от города. Беспокойство овладело мной и князем. Муж еще не вернулся, Малиневских тоже не было, они уехали с вещами на найденную сегодня утром квартиру.

Уже вечерело, когда вернулись мой супруг и Чесик, рассказывая нам, что в городе уже неспокойно. Начинаются погромы магазинов. Мы кормили наскоро лошадей, ожидая с нетерпением Малиневских, чтобы вместе ехать. Ночь наступила бесшумно, в далеком небе зажигались звезды, переливаясь темно-лиловыми огоньками; казалось, что только там, в вышине тихо и спокойно. Милиция помещалась около самых железнодорожных путей. Станция была вся освещена электричеством, что творилось там, мы не видели, ибо нас отделял от железнодорожных путей большой цейхгауз.

Слышали стук колес, свистки паровоза, какие-то крики, громкие разговоры, в которых можно было уловить страх, беспокойство и приготовления к скорому отъезду. Чесик, князь, муж, милиционер, Федор, все суетились около лошадей. Запрягали, укладывали последние вещи. Я не могла сидеть одна в полутемной комнате, меня пугали эти грязные стены, внушавшие теперь мне отвращение и страх. Я вышла на улицу и услышала выстрелы где-то далеко, а потом совсем близко. Через минуту раздался оглушительный взрыв, и стекла в окнах задрожали.

Достоверность результатов, полученных в ходе пионерских исследований коллектива педагогов Крымской МАН, тщательно проверялась на практике в работе секции информатики Киевской МАН.

Только после этого те или иные разделы курса вводились в учебные программы для факультативных и кружковых занятий, рекомендовались авторами для использования во внешкольных учреждениях, а позднее - для общеобразовательной средней школы. Таким образом, деятельность МАН способствовала продвижению курса "Основы информатики и вычислительной техники" в массовую школу, а для наиболее одаренных школьников, охваченных занятиями в МАН, служила трамплином для последующей научной работы в кибернетике.

В январе года остро встал вопрос о необходимости разработки учебных пособий по новому школьному предмету. К тому времени в Украине был уже накоплен более чем летний педагогический опыт преподавания школьникам основ информатики, программирования и кибернетики.

Это позволило авторам сразу же активно включиться в работу по созданию для учащихся и учителей учебных пособий по курсу ОИВТ. Верлань, В. Кузнецов, В. Касаткин, А. Верлань в году был представлен на Всесоюзный конкурс учебников по курсу "Основы информатики и вычислительной техники" и удостоен диплома III степени, а затем рекомендован для использования на уроках в школе. Особенно значительные практические результаты по отбору, профессиональной ориентации и подготовке одаренных юных программистов были получены в последующие годы.

В году решением Коллегии Министерства образования Украины была образована Малая академия наук Украины. Ее региональные отделения ныне созданы и действуют во всех областных центрах.

Одна из наиболее активно работающих секций МАН Украины - секция информатики и программирования. Лучшие работы юных программистов МАН рекомендуются к участию в ежегодно проводимом конкурсе-защите научно-исследовательских работ учащихся МАН. В секции информатики и программирования такие конкурсы проводятся в форме научно- практических конференций. Призеры конкурсов получают право преимущественного зачисления в вузы.

Об уровне разработок школьников можно судить по опубликованным тезисам и аннотациям докладов Всеукраинских научно-практических конференций программистов Малой академии наук Украины. Тематика работ включает разработку компьютерных программ игрового, учебного, прикладного и системного назначения на самом современном уровне, с использованием новейших инструментальных систем программирования.

Анализ творческих достижений юных программистов Украины показывает, что увлеченные старшеклассники, имеющие летний доступ к современным ПК и инструментальным системам программирования, в состоянии освоить технику программирования на уровне студентов-старшекурсников.

Причем оказалось, что их успехи в изучении программирования весьма слабо коррелируют с уровнем овладения школьной математикой. По-видимому, объясняется этот факт тем, что хотя понятийный аппарат программирования не намного беднее понятийного аппарата элементарной математики, возможность его активного использования в ходе диалога с компьютером делает обучение более продуктивным [1].

Воспитанники секции информатики и программирования МАН Украины знакомы с критериями, которые предъявляются к студентам, претендующим на получение стипендий этих престижных фондов. Подготовка к участию в студенческом конкурсе для юных программистов МАН начинается уже в школьные годы.

Причем гласность при проведении конкурсов МАН служит весомым фактором творческой активности юных программистов. В числе Соросовских студентов и студентов-лауреатов конкурсов Фонда Пинчука оказалось немало воспитанников МАН Украины, в том числе, воспитанников секции информатики и программирования.

Авторам представляется целесообразным использовать этот опыт в реализации общенациональных программ финансовой поддержки творчески одаренной молодежи Украины на конкурсной основе. Результатами также являются обзорные доклады и статьи на отечественных и зарубежных научно-методический конференциях педагогов и преподавателей вузов, например [2].

Общеизвестно, что в педагогической науке основу составляет практическая деятельность. Экспериментально-поисковые исследования и работа по теоретическому обобщению, осмыслению педагогического опыта находятся в диалектической взаимосвязи. Быстрая смена парадигм в информатике вновь вызывает потребность в теоретическом осмыслении итогов многолетней практической деятельности педагогов МАН.

Результаты работы секции информатики МАН, представленные нами в докладе, становятся особо актуальными в настоящее время в связи с необходимостью разработки и внедрения в практику новых информационных технологий обучения, в том числе и дистанционных, использующих революционные возможности мультимедиа и INTERNET. Назрела потребность обновить содержание школьных и вузовских учебных дисциплин с учетом того, что мобильные телефоны, планшеты и ноутбуки уже стали обычным атрибутом нынешней учащейся молодежи.

В году в Украине принято важное государственное решение о создании исследовательского вуза принципиально нового типа — Киевского Академического университета КАУ , в котором смогут продолжить обучение лучшие воспитанники МАН Украины, призеры всеукраинских и международных школьных предметных олимпиад, лидеры Внешнего независимого тестирования ЗНО. Сложившаяся структура научно-педагогической деятельности МАН, по сути, уже представляют из себя целостную результативную систему для довузовской профориентационной подготовки академически одаренной школьной молодежи, что окажется востребованным при профориентации и отборе абитуриентов для обучения в КАУ - вуза, который будет специализироваться на подготовке студентов к последующей профессиональной исследовательской деятельности в НИИ НАН Украины [3 - 8].

Впереди у энтузиастов движения МАН новые интересные научно-педагогические задачи, соответствующие динамичному духу нашего времени! Верлань А. Малая академия наук как эффективный инструмент возрождения интеллектуального потенциала Украины XXI столетия на примере секции ИВТ, гг. Випуск 6. Щоб вивчитись на науковця. УДК В статье проведен анализ международного общения украинский с зарубежными партнерами, подходы к учету особенностей делового общения, вытекающих из истории развития делового общения граждан Украины с иностранцами, их обусловленности социально-культурными его особенностями.

Ключевые слова : культура международного делового общения, международная студенческая деятельность, нормы этического поведения, правила международного этикета. The article analyzes the state of international relations with foreign partners Ukrainian approaches to accounting features Business arising from the history of business communication with foreign citizens of Ukraine and their socio-cultural conditionality of its features.

Палеха Ю. Шеломенцев В. Калашник Г. Южин В. Полная энциклопедия этикета. Данная статья посвящена подробному обзору системы современного образования в Украине, освещению ее перспектив и анализа ключевых проблем.

Статья содержит сравнение с общепринятыми международными научными и образовательными стандартами, ввиду которых предложены пути решения насущных проблем, способы модернизации, а также унификации украинского образования. Ключевые слова: образовательные и научные стандарты, унификация, модернизация, кредитно-модульная система, модульно-рейтинговая система, показатель,.

This article is devoted to the detailed review of modern educational system in Ukraine, highlighting its prospects and analysis of key issues. Keywords: international scientific and educational standards, unification, modernization, credit-based modular learning, modular-based rating system, index, nation creating function.

Education at a Glance OECD indicators. В статье рассмотрены концептуальные положения решения проблемы совершенствования подготовки студентов-экологов в высших учебных заведениях. В частности, разработана методическая система, которая базируется на комплексном применении системного, блочно-модульного, компетентностного и личностно ориентированного подходов и направлена на повышение эффективности подготовки студентов к будущей профессиональной деятельности.

Ключевые слова: высшее экологическое образование, подготовка экологов, блочно-модульный подход, компетентностный подход, личностно ориентированное обучение Abstract. The article deals with the conceptual positions of the methodical system creation of students-environmentalists at technical universities. Keywords: higher environmental education, competence approach, block-module approach, personality oriented education, students-environmentalists preparation М.

За визначенням С. Зязюна, В. Кременя та В. Швед М. Гончаренко С. Рудишин С. Образование в области окружающей среды в свете рекомендаций Тбилисской конференции. Кремень В. Особенностью дуальной системы образования является тесная взаимосвязь между экономикой и обучением. Такая приближена к практике система получения знаний несет многочисленные преимущества для выпускников институтов и университетов.

The feature dual system of education is a close relationship between the economy and education. Such a practice close to gaining knowledge system has numerous advantages for graduates of institutes and universities. Дмитриева Е. Ничкало Н. Плюшкина Т. Содержание и технологии подготовки менеджеров в высших профессиональных школах Франции : Дис. Симак А. Степенко Г. Рассмотрена реализация внедрения инновационных компьютерных технологий для контроля знаний с помощью программных тестовых оболочек в преподавании дисциплины "Компьютерные системы и сети" в Киевском профессионально-педагогическом колледже имени А.

Раскрыто практическое значение внедрения компьютерного тестирования в учебный процесс, преимущества и риски, которые его сопровождают.

Во что одеты студенты в Екатеринбурге / Луи Вагон. Регионы

Федорова работает салон оптики, который является одним из самых больших салонов оптики в Екатеринбурге. Он лужги на лцзги этаже клиники и открыт для всех посетителей. Бывает сложно подобрать оправу или солнцезащитные очки: нет нужной формы, цвета, не подходит размер. Небольшой выбор сужает наши зрение из лузги екатеринбург. Благодаря такому огромному выбору, ккатеринбург сможете подобрать оправу, которая вам понравится и подойдет. Высшее качество подбора очков и контактных линз, безупречное качество и надёжность.

В салоне ведет прием офтальмолог, ссылка на подробности с многолетним опытом подбора очков и контактных линз любой сложности. Мы приглашаем посетителей клиники и всех, кому необходимо проверить зрение, купить контактные линзы, очки для зрения, солнцезащитные очки и аксессуары.

Предварительная запись на проверку зрения для заказа очков зрение из лузги екатеринбург обязательна, но для вашего удобства возможно заранее спланировать визит и записаться по телефону При заказе очков услуга подбора очков и выписки рецепта проводится платно. Екатеринбург проводится полное зрение из лузги екатеринбург и еккатеринбург зрения. Обследование проводится без очередей и долгих ожиданий, на самом современном оборудовании, высококвалифицированными офтальмологами.

В случае, если вам поставлен диагноз того или иного заболевания зрения, офтальмолог назначит всё необходимое лечение, операции по показанияма также регулярный контроль.

Похожие статьи:

Вести недели: "Почему люди стремительно теряют зрение после 40 лет? Кто планирует спасать людей от полной слепоты?

Российский студент-вундеркинд получил высшую медицинскую награду страны за открытие способа восстановления зрения в любом возрасте

Материал опубликован: 2019 года

Летом 2019-го года на Европейском конгрессе врачей-офтальмологов случилось невероятное. Весь зал 10 минут стоя аплодировал человеку, находившемуся у трибуны. Им был Павел Мельник — Российский студент. Именно он предложил использовать уникальную формулу, позволяющую вылечить заболевания зрения в любом возрасте и предотвратить полную слепоту.

Мельник предложил отличную идею, а ее реализацией занялись научные структуры России. Специалисты из московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и масса других специалистов занимались разработкой средства. Средство уже создано и показывает отличные результаты.

Как новое средство сможет спасти миллионы людей от полной слепоты и почему граждане России смогут получить его за 147 руб. — в нашем сегодняшнем материале.

Корреспондент: "Павел, вы входите в десятку самых умных медицинских студентов мира. Почему вы решили заняться именно проблематикой снижения зрения?"

Не слишком хочется говорить об этом на публику, но мотивация тут исключительно личная. Несколько лет назад у моей матери началось прогрессирующее снижение зрения, не помогали ни очки, ни линзы - зрение продолжало ухудшаться. Её записали на операцию, но уже за неделю до срока выяснилось, что прогрессирующая слепота у нее из-за плохого кровеснабжения хрусталика и глазного дна, а значит ни о какой операции не может быть и речи.

От подобного заболевания, в свое время, полностью ослепла моя бабушка. Тогда я и начал изучать вопросы связанные с заболеваниями зрения и их лечением. Был шокирован, когда понял, что большинство лекарств в аптеках - это бесполезная химия, которая только еще сильнее усугубляет ситуацию. А мама ведь принимала их считай каждый день.

Последние три года я полностью погрузился в эту тему. Собственно, новый метод лечения заболеваний глаз, о котором сейчас все говорят, появился в процессе написания дипломной работы. Я понимал, что придумал что-то новое. Но и подумать не мог, что это вызовет такой интерес со стороны разнообразных структур.

Со стороны каких именно структур?

Как только появились публикации о моем методе лечения, сразу же начали поступать предложения о продаже идеи. Первым обратились какие-то французы, предложив 120 тысяч евро. Последним был американский фармацевтический холдинг, они хотели ее выкупить уже за 35 миллионов долларов. Сейчас я сменил номер телефона и не захожу в социальные сети, потому что каждый день по всем каналам связи долбятся с предложениями о покупке.

Но, насколько я знаю, вы не продали формулу?

Да. Возможно это прозвучит немного резко, но я создавал ее не для того, чтобы на ней наживались какие-то люди за границей. Ведь что будет, если я продам формулу за границу? Они получат патент, запретят производство по этой формуле остальным и задерут цену на средство. Я может и молодой, но не идиот. При таком раскладе россияне просто не смогут лечиться. Мне один из иностранных врачей говорил, что такое средство должно стоить не меньше 3000 долларов. Это ни в какие ворота ведь. Кто его в России сможет купить за три тысячи долларов?

Поэтому, когда мне поступило предложение от государства об участии в разработке национального российского продукта, я сразу же согласился. Мы работали вместе с лучшими специалистами из Института глазных болезней им. Гельмгольца. Это было потрясающе. Сейчас продукт уже завершил клинические испытания и доступен для людей.

Со стороны государства разработку продукта координировал Нероев Владимир Владимирович , генеральный директор московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и главный внештатный окулист Министерства здравоохранения РФ. Мы попросили его рассказать о новом средстве и о планах на него.

Корреспондент: "В чем заключается суть идеи Павла Мельника? Она на самом деле помогает вернуть зрение в любом возрасте?"

Идея Павла - это новый подход в лечении зрения, даже с наследственными болезнями. Для специалистов не является секретом, что все аптечные препараты на сегодняшний день могут помочь только на начальных стадиях. Более того, часто недобросовестными врачами практикуется такой подход, что сначала больному приписываются куча лекарств, которые только оттягивают неизбежное. А когда приходит момент, что человек практически перестал видеть - его тут же отправляют на операцию.

Для них это только бизнес - никто не задается вопросом вылечить больного.

Наши ученые еще в начале 2000-х годов поняли, что 90% проблем со зрением происходят только по одной причине - недостаточном снабжении глазного яблока кровью, которая питает хрусталик, склеру и роговицу необходимыми веществами. И если устранить эту первопричину, то можно практически полностью отказаться от дорогостоящих операций.

Идея Павла помогает отрегулировать правильное кровеснабжение всего зрительного аппарата человека. Это позволяет полностью устранить риск потери зрения на начальной стадии болезни. Но безусловно мало, чтобы вылечить тяжелые стадии, когда уже речь идет о полной слепоте. Собственно, поэтому и понадобились усилия такого громадного количества врачей и медицинских специалистов, чтобы выстроить вокруг предложенной им формулы эффективное средство, восстанавливающее зрение в любом возрасте.

Корреспондент: "Но ведь считается, что восстановить зрение безоперационным способом невозможно, тем более после 40 лет?"

Это все глупости. Ну и желание фармацевтических кампаний заработать. Уже давно доказано, что любая система организма умеет самовостанавливаться, нужно только ей помочь - снять воспалительные процессы, усилить кровеснабжение и ускорить вывод отмерших клеток и токсинов.

Корреспондент: "А как же лечили зрение раньше? Для этого ведь существует масса лекарств в аптеках."

В том-то и дело, что масса. Но они все основаны на принципе, описанном в самом начале интервью. Препараты только снимают симптоматику - вот и всё на что они способны. Человеку на короткий промежуток времени становится лучше. Но в целом, они скорее негативно влияют на зрение, чем лечат. Тут Павел был абсолютно прав. Если посмотреть на формулы препаратов в аптеках, то любому специалисту понятно, что их стоит принимать только в крайнем случае.

Корреспондент: "В чем отличие от них вашего продукта? Он получается полностью помогает восстановить зрение?"

Основная его задача – создание новой ткани вместо поврежденной и восстановление кровоснабжения глаза. Даже одного применения достаточно, чтобы активизировать более 930 000 клеток, которые непосредственно участвуют в процессе восстановления зрения. И так раз за разом. В этом и заключается ключевой принцип лечения.

При всем этом, мы, как и Павел, подошли к вопросу совсем нетривиально. Наш продукт - это не просто очередная компоновка химических формул, которые кочуют из одного лекарства в другое, а уникальный сплав сильноконцентрированных вытяжек растительного происхождения. Это делает его не только максимально эффективным, но и полностью безопасным при прохождении курса терапии.

Буквально через 1-2 дня после начала приема средства, у человека начинает восстанавливаться зрение. Изображение становится чётким, улучшается фокусировка, снимается покраснение и жжение. Далее происходит восстановление клеток и зрение возвращается даже в самых запущеных случаях. Кроме того, в отличии от аптечной химии, "Оптитрин" не оказывает неативного воздействия на мелкие сосуды глазного яблока.

Корреспондент: "Но ваш продукт ведь тоже будет в аптеках? Сколько он кстати будет стоить?"

Вы ведь в курсе, что как только стало понятно, что у нас действительно получается что-то стоящее, фармацевты атаковали нас по всем фронтам. Они и Павлу изначально предлагали продать его формулу. Совсем не для того, чтобы выпускать его у себя. Наоборот, чтобы не дать запустить средство в производство. Лечение зрения в наше время, это самая большая в мире ниша фармацевтического рынка. Только в США продается лекарств на миллиарды долларов. Наш продукт может кардинально изменить ситуацию на рынке. Никто ведь не будет каждый месяц тратить деньги на старые лекарства, а тем более на дорогущие операции и лазерную коррекцию, когда можно один раз пройти курс "Оптитрин" и вернуть зрение раз и навсегда в любом возрасте.

Аптечные сети - это партнеры фармацевтических компаний, работающие с ними в тесной связке. И естественно зависящие от продаж препаратов. Так что о нас с нашим продуктом там даже слышать не хотят. Несмотря на то, что сейчас это единственный, официально рекомендованный Минздравом России продукт для терапии заболеваний зрения и предотвращения осложнений в виде полной слепоты.

Корреспондент: "Так, а если средства нет в аптеках, то как его достать?"

Мы решили, что если обычные аптеки не хотят о нас даже слышать, то мы обойдемся совсем без них. И наладили прямое распространение "Оптитрин". Без промежуточного звена в виде коммерческой аптеки. Мы обсуждали несколько вариантов и остановились на самом эффективном. Человек, который хочет получить "Оптитрин", должен заполнить форму заявки ниже и дождаться звонка оператора.

Каждый человек, который успеет оформить заказ до 2019 года, получит шанс получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб.. Надеемся, что сработает эффект "сарафанного радио" и каждый излечившийся будет рекомендовать средство своим знакомым.

Корреспондент: "А сколько средство будет стоить для всех остальных?"

Себестоимость производства средства составляет около 10 000 рублей за упаковку. Сейчас нам удалось договориться с руководством Минздрава о том, что они будут компенсировать почти всю стоимость для конечного покупателя. Более 90%. К счастью наверху понимают важность того, чтобы такое средство было доступно всему населению страны, а не только отдельным людям. Взамен мы обязались не продавать формулу средства за рубеж и не отправлять на экспорт, продавая его только внутри России.

Обновлено 2019 года: запасы Оптитрина по акции остались только в регионе, поэтому производитель принял решение завершить акцию 2019 года (включительно).

Каждый, кто оформит заказ до 2019 года, может получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб..


4790 руб.
147 руб.*

*при заказе курса

ПОЛУЧИТЬ "ОПТИТРИН" ЗА 147 руб.


Комментарии: 1439
Александр Нестеров
(г. Пенза)
6 часов назад

Я уже получил по программе это средство. Пользуюсь пятый день, вижу намного лучше, в глазах не расплывается. Сегодня впервые за 15 лет весь день проходил без очков! Как же хорошо видеть всё нормально!

Олег Жукин
(не указан)
11 часов назад

Заказал для своей матери после прочтения этой статьи. За 1,5 недели зрение выправилось с -3.5 до -2.5. Сейчас продолжает пользоваться. Очень хорошее средство.

Нина Пирогова
(г. Курск)
16 часов назад

Как хорошо, что у нас такие умные детки растут! Здоровья ему и удачи!

Кристина Мыльникова
(г. Иркутск)
1 день назад

Я читала в каком-то медицинском журнале об этом средстве. Экспертная статья по моему была какого-то известного врача...

Анастасия Виноградова
(г. Рязань)
1 день назад

Получила для себя 10 дней назад, через месяц у меня назначена была операция. Никогда бы не подумала, что правда можно помочь. У меня была глаукома - вчера на прием к окулисту ходила - он развел руками, зрение восстановилось. Спрашивал чем лечилась, говорил что не слышал о таком средстве, иначе прописал бы мне его сразу а не направлял на операцию (ага, так я ему и поверила)! Заказать-то решила, потому что боялась стать слепой после операции.

Люба Колесникова
(г. Ижевск)
1 день назад

Заказывала матери и отцу. Оба проходят курс и обоим становится лучше с каждым днем. Дома уже обходятся без очков, что громадный прогресс.

Наталья Прыдникова
(г. Киров)
1 день назад

Успела! Завтра должны привезти мне его уже

Полина Лисина
(г. Ростов)
1 день назад

Приятно, что действует акция. Надеюсь, попадаю в первую партию.

Елена Моргунова
(не указан)
2 дня назад

В клиниках творится хаос и ужас. Давно туда уже не хожу, все равно бесполезно. В частных обдирают, как липку, без вариантов просто. Очень благодарна, что мы теперь можем получить Оптитрин за 147 руб..

Марина Филипова
(не указан)
2 дня назад

Читала отзывы и поняла, что надо брать) Пойду оформлять заказ.

Нина Каримова
(г. Иркутск)
2 дня назад

Хорошо, что государство разработало, а не кто-то из частников. С нас бы тогда в три шкуры содрали за это средство.

Юлия Игнатьева
(г. Москва)
3 дня назад

Это чудо какое-то. Была катаракта еще неделю назад, сейчас все отступило, зрение полностью еще не вернулось, но я и не закончила курс еще.