Зрение еще не снег

Пост пикабушника Altheor с тегами Зрение, Медицина, Странности, Называется это явление "Visual snow" и причина кроется не в самом . Тоже все пункты присутствуют, только еще у меня иногда возникает "слепое пятно​". В зимнее время зрение ухудшается даже у тех, кто обычно не жалуется на него. Глаза страдают от ветра, снега, недостатка света. Еще один эффективный рецепт для сохранения зрения - свежая тертая. Очки не помогают, без лечения зрение неуклонно падает. Еще одна причина внезапного снижения зрения – разрыв сетчатки в центральной зоне​. Это хорошо заметно на белом фоне: снег, лист бумаги.
Как устроен глаз? Внег свободно пропускает лучи света. Сосудистая передняя часть средней оболочки называется радужкой. В центре радужки расположен зрачок. Когда зрачок расширен из-за темных очков, то площадь поражения сетчатки увеличивается.

Мы обрекаем себя на новую НЕсахарную зависимость. К примеру, после употребления аспартама в крови повышается уровень инсулина. Но поскольку никакой глюкозы мы не ели, выброс инсулина лишь дестабилизирует баланс глюкозы в крови. Тк начинается он задолго до повышения уровня глюкозы в крови. А сегодня о том, какие анализы сдать и как правильно их расшифровать.

зрение еще не снег
зрение еще не снег
зрение еще не снег

The Sky Cried With Snow

зрение еще не снег
зрение еще не снег
зрение еще не снег

Как устроен глаз? Роговица свободно пропускает лучи света. Сосудистая передняя часть средней оболочки называется радужкой. В центре радужки расположен зрачок. Когда зрачок расширен из-за темных очков, то площадь поражения сетчатки увеличивается. В дневном цветовом зрении главную роль играют колбочки.

Различное сочетание вариаций этих колбочек-пигментов позволяет нам видеть широкий спектр цветов. Это дальтонизм. Как взрослеет зрительный аппарат? Это называется дальнозоркостью. Что вредит нашим глазам? Глазные мышцы устают.

Иначе глаз постоянно перенапрягается. Какие еще привычные действия вредят нашим глазам? Головному мозгу будет трудно адаптировать искажения цветопередачи, иногда из-за этого могут возникать головные боли. При любом ухудшении мозгового кровообращения будут страдать сосуды глаз. Зрение еще не снег близорукости, например, человек плохо видит вдаль. Неправильное ношение очков еще больше усугубляет падение зрения. Поэтому очки желательно снимать, когда нет необходимости рассматривать зрение еще не снег подробности.

Этой ситуацией можно положительно воспользоваться. Что такое астигматизм? И здесь может быть важна любая мелочь. Для глаза это существенные изменения. Для зрение еще не снег очень важно качество крови. От этого зависит микроциркуляция глазного аппарата. На здоровье зрения влияет состояние всего организма.

зрение еще не снег
зрение еще не снег
зрение еще не снег

Зрение: 10 симптомов, которые должны вас испугать 31 марта Приведу ссылку Аверьянова. С годами глаза может поражать возрастная катаракта или дистрофия сетчатки… Чтобы избежать потери зрения или других возможных зрение еще не снег, надо регулярно обследоваться у окулиста — это единственный способ уберечь свои. Бывают такие заболевания зрения, как, например, острый приступ глаукомы— когда счёт идет на часы: чем раньше обратились к врачу, тем больше шансов сохранить зрение. Итак, какие же признаки нарушения зрения могут вызывать наибольшую опасность? Чнег ухудшение зрения на одном глазу Если Вы уже перешагнули летний юбилей и если зрение еще не снег Вас есть хоть одно из перечисленных заболеваний: близорукость, гипертония, сахарный диабет, — велик риск, что потеря зрения вызвана сосудистыми нарушениями. В этом случае необходима экстренная медицинская помощь — как можно быстрее обращайтесь к врачу!

Что было странно, учитывая руку и все остальное. Но что, если — К черту, подумал Баки, по горло сытый самим собой. Это было для него слишком. Что, если он подумает, что я подозреваю его из-за цвета кожи? Разговор с кем-нибудь помог бы ему поверить, что он все еще существует. Вероятно, просил бы.

зрение еще не снег
зрение еще не снег
зрение еще не снег

Это касается красного мяса, печени, бобовых. Также она выделяется при разрушении клеток организма и при жировом гепатозе. Это не связано с мочевой кислотой, проблема возникает из-за плоскостопия и каблуков со шпильками. Иногда развивается быстрее при наборе веса или наследственной предрасположенности. Но главная причина - плоская стопа. Оно называется артрит. Только один вид воспаления суставов требует особенного внимания - ревматоидный артрит.

Чтобы проверить, нужно сдать кровь на СОЭ, С-реактивный белок и ревматоидный фактор. Если уменьшение белка в питании снизило уровень мочевой кислоты, нужно ограничить белок в диете. Если нет, то проверяем печень и суставы. Тогда придется снижать уровень мочевой кислоты таблетками. Берегите себя и будьте здоровы! Потому что печень поддерживает глюкозу крови в норме за счёт глюконеогенеза — синтеза глюкозы из глицерина и аминокислот. Напомню, что глюкоза — то, без чего не обходятся некоторые ткани и типы клеток, которые по разным причинам не могут использовать в качестве источника энергии жирные кислоты.

Такое состояние называют глюкозурией, и оно является одним из симптомов сахарного диабета. При диабете что 1-го, что 2-го типа глюкоза не поглощается инсулин-зависимыми тканями, поэтому её концентрация повышается в крови и моче. При диабете 1-го типа тому виной недостаток самого инсулина, при диабете 2-го типа инсулин не работает: мышцы, жир, печень к нему резистентны.

Если концентрация глюкозы падает - печень начинает производить больше глюкозы: либо расщепляет свои запасы гликогена, либо активизирует глюконеогенез. Если концентрация глюкозы растёт а вместе с ней растёт и инсулин , печень прекращает выделять глюкозу.

При диабете 2-го типа, даже на фоне повышенной глюкозы и инсулина печень всё равно продолжает поставлять глюкозу в кровь. Такая печень инсулинорезистентна. Происходит это по большей части при ожирении, когда в печени накоплено много жира.

Детали в посте от Делали когда-нибудь тест на толерантность к глюкозе? Я — да, и это было отвратительно. Очень завидовала тем, кто догадался взять с собой на тест лимон. Во время такого теста вам дают стакан воды, в котором разведено 75г глюкозы. Выпить это надо не более, чем за 5 минут.

Далее через определённые промежутки времени у вас берут кровь из пальца и мерят глюкозу. Она производит инсулин, ферменты и гормоны, которые помогают переваривать пищу.

Они производят инсулин и др. Он как ключик, который открывает дверь. Все еще стремились показать, что они держатся и хорошо адаптируются, что терапия творит чудеса, и они с нетерпением ждут Дня Независимости.

Я думаю, он поправится. Ты поправляешься? Мы все поправимся. Баки возненавидел предписанную неделю терапии и свалил оттуда, как только ему позволили. Он был в порядке, у него было жилье, он поправлялся и просто хотел побыть один, не хотел видеть людей, которые напоминали ему о произошедшем и содеянном, хотел забыть обо всем— и, может быть, подавление эмоций вредит, но и курение тоже, и все равно все этим занимаются.

Так что терапевты могут пойти к черту. Он ушел и, невзирая на голосок, подсказывающий, что он совершил ошибку, почувствовал облегчение. К тому же, Баки даже не был суицидником.

Не был. Он изо всех сил пытался найти причины жить. И он питался. Если и недостаточно, то хотя бы регулярно. Это стало его гордостью, что едва ли казалось ему заслуживающим уважения, если задуматься. Остальное постепенно начало утекать сквозь пальцы. Но каким бы отвратительным Баки ни становился, он как минимум принимал гребаную пищу раз в день.

В доказательство того, что он еще не совсем опустился на дно. Что он все еще пытался. Что касается выхода из квартиры. Это было для него слишком. Он ненавидел это и ненавидел себя за это, но проще было пустить все на самотек. Ужасно легко просыпаться с мыслью, что тебе не нужно нормально одеваться, не нужно спускаться на улицу, не нужно терпеть зимний бруклинский холод, шум и людей.

Потому что, для чего? Ему некому было наносить визиты. И пусть он и жил в куче мусора, но никому не приходилось это видеть, так что какая разница? Это допущение имело горький привкус. Но оно принесло ему спокойствие. Все, что ему оставалось делать - это поддерживать в себе жизнь: с этим он мог справиться, пусть и едва. Вот только на данный момент он съел все, что было в квартире.

Но — на этом месте его внутренности вновь сжались в тугой ком страха — у него не было интернета; а это значило, что ему придется совершить телефонный звонок. И телефонные звонки были вне его компетенции. Боже, бессильно разгневался он.

Только посмотри на себя. Не можешь выйти из дома. Не можешь вылезти из постели. Не можешь даже позвонить, и паника выжала из него горячие слезы.

Но этот яростный голос принадлежал Баки, которым он был когда-то давно. Баки, который ныне превратился в оболочку себя. В тень, скользящую сквозь неизменные алгоритмы движений, не волнующуюся о тянущемся за ней следе из мерзости.

В призрак. Друзья давно перестали ему звонить. Или, скорее, он перестал отвечать. Сообщения Роллинса были безучастными, машинальными, как человек под снотворным, тонущий в зыбучих песках, но все еще верящий, что сможет каким-то образом выбраться. Отсутствие ответа со стороны Баки имело мало значения. Роллинс пытался внушить себе, что все в порядке. Рамлоу же Его сообщения со временем становились более агрессивными. Часто пьяные, часто посреди ночи.

Рамлоу метался в пламени и хотел, чтобы кто-нибудь сгорел вместе с ним. Он хотя бы не знал, где Баки жил. Никто не знал.

Кроме его дяди, конечно же, но тот вполне был доволен текстовым ответом на периодический вопрос, цела ли его квартира. Баки надеялся, что дядя информировал остальную семью о его нормальном состоянии. Иногда Баки думал о том, что его смерть пройдет незамеченной: он проделал отличную работу по изоляции себя от остального мира; он мог бы умереть, и никто не узнал бы об этом как минимум неделю — - на этом месте он начал задыхаться, грудную клетку сдавило, и скоро он сел с головой между коленей, сражаясь с очередной панической атакой, совсем один в засранной мусором квартире, ибо он даже позаботиться о себе не мог, не загнав себя в удушающую панику без особой на то причины.

Как в таких условиях он мог звонить по телефону? По крайней мере, находясь с человеком в одном помещении, можно избегать взгляда, бормотать, заполнять предложения жестами и языком тела. Не самый приятный опыт, но как бы Баки не страшился человеческого общения, факт оставался фактом: ему это было нужно — встречайте одно из многих противоречий его жалкого я.

Он сходил с ума от одиночества. Дыхание перехватывало от мысли о незамеченной смерти и его бессмысленном существовании. И разумом он понимал, что разговор с кем-нибудь — хоть кем — помог бы усмирить эти страхи, лишь едва, но достаточно, чтобы его легкие продолжали работать нормально.

Разговор с кем-нибудь помог бы ему поверить, что он все еще существует. Может это даже дало бы ему нужный пинок хотя бы выбросить мусор из-за стыда. Поверхностной мысли об этом хватало, чтобы грудь сдавило вновь. Он не мог просто заказать еду на дом. Имеющиеся у него выборы сократились до двух. Первый: одеться, спуститься, купить столько еды, сколько можно унести, вернуться. Второй: умереть от голода. Баки приподнял шторку, чтобы выглянуть на улицу.

С шестого этажа он видел тротуар, мигающие вывески круглосуточного магазина на углу, проезжающие мимо машины. Снаружи только начинало темнеть. Существовал также третий выбор. Город выглядел холодным, хотя снег еще не выпал. Баки сглотнул и опустил шторку.

Баки оделся, накинул пальто с заколотым рукавом, намотал шарф и натянул ботинки, в это время уговаривая себя, что он делает это смеха ради и абсолютно не собирается покидать квартиру. Он уже был вымотан. И с удовольствием остался бы дома.

На секунду он коснулся грани капитуляции. Затем затянул потуже шарф и открыл входную дверь. Он не видел коридор со дня переезда, что было бы смешно, если б не было так грустно. На пороге он замер, загипнотизированный уродливыми потемневшими обоями. С большим усилием пришлось встряхнуться. Если он остановится, у него появится время для мыслей. Выйдя, Баки закрыл за собой дверь. Глубокий вдох. Просто запри дверь и иди. Баки попытался, но быстро понял, что гиблое это дело; ключи в руке бренчали из-за дрожи и не желали попадать в скважину.

Не хотел же он застрять здесь. Нужно продолжить движение, иначе он растеряет все крупицы храбрости. К черту. Оставил дверь незапертой.

Воры могут забрать его грязные тарелки, на здоровье. К принятию решений. Лестница или лифт. Тут выбор прост: лифт даже не рассматривался — если ему пришлось бы стоять в ожидании при угрозе того, что кто угодно мог войти в эту маленькую коробочку, он мог буквально умереть.

Или наложить в штаны. А лестница была прямо перед ним. Перила находились слева; обычно он хватался за них левой рукой, но теперь это не представлялось возможным, так что ему пришлось сосредотачиваться на каждом шаге, как маленькому ребенку, который учится ходить по лестнице без помощи взрослых.

Его рука продолжала дрожать, но он засунул ее в карман, так что все было просто отлично. Просто отлично. Спуск на шесть этажей длился одновременно слишком долго и слишком быстро. В итоге он оказался у выхода, распахнул дверь, и в лицо зарядило жалящей волной ледяного воздуха. Некоторое время Баки не мог поверить, что он в самом деле на улице.

Тогда он осознал, что действительно рассматривал голодную смерть как вариант. Отсосите, подумал он про себя, торопливо дыша, Я еще могу что-то делать. Я пойду и куплю еды. Я не сдался. Меня не прикончить. Не сегодня. Так, ладно. Ладно, ладно, ладно. Баки моргнул, пытаясь сфокусироваться на себе и на окружающем мире одновременно.

Уже было не так светло, и это помогало отбивающему мозги страху, который он обычно ощущал под открытым небом; но боже, чертов шум. Долгий вой сирены скорой помощи разорвал атмосферу, и Баки зажмурился, пока тот набирал громкость, проносясь мимо. Скорые тоже не были его сильной стороной, и он изо всех сил сосредоточился на дыхании, пытаясь удержать то под контролем.

Так как это Нью-Йорк, никому не было дела до странного бомжа, задыхающегося после пары шагов на улицу. Вновь открыв глаза, он обнаружил, что скорая давно уехала, а его вдохи были хоть и поверхностными, но регулярными. Мимо второпях прошла пара человек, даже не удостоив его взглядом — люди старались не смотреть в лицо разочарованию. И Баки сейчас это прекрасно подходило. Эти люди помогли бы ему, если бы он упал, но иначе и не обернулись бы. И одинокая смерть, и пристальное внимание ему не грозили.

Но людей все еще было слишком много. Его вновь прошила паника, когда он начал вспоминать, взял ли деньги, но знакомая тяжесть в кармане быстро пресекла это чувство. Он не вынимал кошелек из кармана пальто со своей последней прогулки. Слава богу. Ему бы точно не хватило сил вернуться обратно и выйти вновь. Что напомнило ему — он забыл взять с собой мусор. Чертов идиот. Теперь было поздно. Слишком долго на одном месте. Он становился дерганным. Слишком много людей, слишком открытое пространство.

Угроза могла исходить откуда угодно или от кого угодно. Он уже начинал сканировать здания на предмет снайперов, и темнеющие небеса сулили беспилотники. Воображение подкидывало ему исчезающие за углом тени и испепеляющие спину взгляды. Ему нужно было идти дальше. Он пошел по тротуару, не сводя взгляда с огней круглосуточного магазина.

Не так уж и далеко. Ему по силам. Он мог быстро идти. Он мог уставиться в землю. Он вполне мог выглядеть странно и бормотать себе под нос как сумасшедший бродяга.

Что угодно, лишь бы у него вышло. Люди разговаривали по телефону, друг с другом; каблуки стучали по асфальту; лаяли собаки; мотоциклы лавировали между автомобилями и разрывали воздух рычанием двигателей. Баки пытался отгородиться от всего и продолжал путь. Становилось темнее, лишь бледный оттенок голубого на западе напоминал о солнце. Несмотря на то, как неуютно ему было в собственной шкуре, он был дома.

И умудрился выйти из квартиры, отправлялся за покупками; не все еще было потеряно. Он не собирался умирать. Мимо пронеслась еще одна скорая. У него перехватило дыхание. В конце концов, он перешел дорогу и, не позволяя себе задней мысли, зашел в магазин. Дверь звякнула, и внезапно его окружила тишина. Баки глубоко вдохнул и выдохнул. Не дадут вздохнуть спокойно. Баки ускользнул из его поля зрения без ответа.

Ему захотелось себя пнуть, но это чувство всегда возникало при контакте с людьми, так что он на нем не зациклился. Не мог же он быть единственным невежливым клиентом за весь день.

Нет, работник его за это не возненавидит. И не откажется его обслуживать. Ход мыслей Баки был нелепым. Подобно чайкам-забиякам, эти назойливые идеи не давали себя отогнать и клевали его, вереща от голода. Баки схватил корзину. Ему следовало составить список. А также проверить состояние банковского счета, хотя учитывая, что он не потратил ни цента за месяц, тот должен быть в порядке. Баки не был богат, но деньги не являлись проблемой, если он рассчитывал бюджет.

Все здание, в котором он жил, принадлежало его семье — точнее, его дяде, - так что о квартплате беспокоиться не приходилось. Армейская пенсия покрывала счета; лишь едва, но все-таки.

В таких условиях ему хватало на еду, если не жадничать. И он не жадничал, ибо почти не ел. Таким темпом он сможет выживать до самой смерти. О, снова здравствуйте, мрачные мысли. Не помешало бы соорудить такую табличку. Баки тряхнул головой и сосредоточился на важном выборе лапши быстрого приготовления.

Сам по себе шопинг не занял много времени, потому что до Баки быстро дошло, что без двух здоровых рук он не мог унести на себе месячный запас продуктов. К тому же, он терпеть не мог неловкость при покупке двенадцати пачек лапши быстрого приготовления под бдительным взглядом продавца. Баки каждые две минуты проверял, следит ли парень за его действиями. Тот не следил, лишь решал кроссворды, но это мало успокаивало паранойю Баки. Он закончил бы покупки еще быстрее, если бы ему не приходилось каждый раз ставить корзину на пол, чтобы взять что-то с полки.

Осознание, настигшее его после выписки: количество дел, требующих наличия двух рук, ошеломляло. В конце концов, Баки поставил корзину у кассы, и парень оторвал взгляд от газеты. Его кожа была очень темной, лицо имело эльфийски-острые черты, и речь звучала с акцентом. Баки не мог понять, с каким. Слышалось что-то европейское.

Баки прочистил горло. Призов ему не дадут, но это можно было считать прогрессом. Социальное взаимодействие. И он почти не хотел блевануть. Кассир пробил покупки со скоростью света. Господи, парень был слишком весел для такой работы и предмета разговора. Баки мотнул головой, и его неминуемо обожгло беспомощным стыдом. Он мог бы объяснить, что ему самому едва хватало.

Он взглянул на бейдж кассира. Это не особо помогло начать разговор. С равным успехом он мог попробовать жевать стекло. Баки мечтал об умении телепортироваться, но пришлось взять себя в руки. Нельзя было бросать все на полпути.

Вместо ответа он начал доставать бумажник, но замешкался, вытаскивая тот из кармана, а затем замешкался сильнее, открывая его. Боже, ему следовало попрактиковаться. Рука вновь дрожала. Ну почему он не мог просто взять и сделать это? Почему всегда нужно было выставлять себя таким посмешищем — - Нужна рука помощи?

Вдвоем они замерли, и глаза Курта расширились. Тугой узел в груди Баки немного ослаб, что было приятным сюрпризом. Не ему одному здесь было неловко. Курт раскрыл бумажник и профессионально пересчитал купюры. Баки пристально следил за его движениями, хотя был уверен, что парень не попытается у него украсть. И все равно он забрал бумажник обратно так быстро, как мог, с очередным уколом душевной боли - а вдруг он подумает, что я расист?

Что, если он подумает, что я подозреваю его из-за цвета кожи? Баки неуклюже сунул мелочь в карман, пока Курт складывал его продукты. Купленного не хватит и на две недели, но пакетов все равно вышло много. Однако здоровая рука Баки стала сильнее; к тому же, он не взял ничего особо тяжелого, кроме молока.

Он взял пакеты и отправился на выход. У самой двери парень его окликнул. Ночи становятся холоднее. Баки приметил цепочку с крестиком на шее у Курта и вспомнил, что выглядел как типичный обитатель улиц. Он отрицательно помотал головой.

И, толкнув дверь, он оказался снаружи, вдыхая морозный воздух. Небо приобрело темный оттенок — точнее, темно-оранжевый — и как раз, когда он огляделся, светофор вспыхнул зеленым, давая ход потоку машин, газующих так, будто все водители разом куда-то опаздывали.

Баки поморщился от отдачи на его слух, но теперь это потрясло его куда меньше; тряхнув головой, как мокрый пес, он пошел по тротуару. Дорогу перейти он сможет прямо перед своим зданием, и ему не нужно было ждать здесь, где Курт мог увидеть его через широкие окна.

По пути ему становилось легче дышать. Он сделал это. Он вышел в магазин, как настоящий мужик; и, хотя, через две недели ему вновь предстояло то же самое, сейчас он мог не думать об этом. Сейчас он нес домой шоколадное печенье. Сначала он подумал, что там тоже был подросток; но, приглядевшись, он увидел, что это просто был невысокий тощий молодой человек, может быть, его возраста.

Его ноги были укутаны в спальник; с его плеч свисала потертая куртка куда больше нужного размера, из синей и красной кожи. Рядом лежал грязный рюкзак, и несколько целлофановых пакетов валялось вокруг, а в стороне, будто крючок без наживки, стоял бумажный стаканчик. Баки обратил на него внимание в основном потому, что тот был чисто выбрит, и в его голове пронеслось что-то вроде Иисусе, даже этот парень может позаботиться о себе лучше, чем я. И за такие мысли он моментально испытал отвращение к себе.

Пересечь улицу и сбежать от собственной ничтожности ему помешал светофор для машин, вновь загоревшийся зеленым. Ну, он мог просто повернуться к парню спиной и сделать вид, что того не существовало. Не похоже, чтобы он пытался как-то привлечь внимание Баки; да и Баки был просто очередным придурком, как все остальные.

В свое время он проигнорировал кучу бездомных. Но он нес с собой три пакета продуктов. Кислотное чувство вины уже начало разъедать внутренности. Светофор загорелся красным. Баки не сдвинулся с места. Нечестно, беспомощно подумал он. В такой близости от дома. Он почти дошел и теперь не мог сойти с места из-за чертового чисто выбритого бродяжки, увидевшего его с тремя пакетами еды.

И Баки был ебучим нытиком, буквально жалуясь, что участь бездомного оказалась тяжелее его. Превосходишь себя, Барнс, восхитительно. Он подумал о мелочи в кармане, но что если он даст парню эти деньги лишь из чувства вины? Не сделает ли это его еще большим засранцем? Незначительное действие только для того, чтобы почувствовать себя лучше? Но использовать это оправдание, чтобы не давать парню деньги — не сделает ли это его еще более большим засранцем? Этому парню было наплевать о внутренних метаниях Баки.

Ему, наверное, было наплевать, отчего у него появились деньги, главное, что появились. На улицах не было место достоинству. И он даже не попрошайничал. Но что, если — К черту, подумал Баки, по горло сытый самим собой. Если он не сделает что-либо, это будет преследовать его еще долго. Он задрал ручки пакетов дальше по руке, чтобы порыться в карманах, не кладя их на землю.

Сдача была на месте, и он вытащил банкноту. Двадцать долларов. Он копался в расстегнувшемся бумажнике. Возможно, в ближайшем будущем он об этом пожалеет, но, опять же, к черту. Он просто хотел покончить с этим и скорее убраться подальше. Он повернулся как раз тогда, когда светофор снова загорелся зеленым, и скованно подошел к худому парню, молча бросив купюру в бумажный стаканчик. Бездомный поднял на него взгляд. Баки недостаточно быстро отвернулся, успев разглядеть грязно-блондинистую копну волос и голубые глаза с темными кругами под ними.

Баки неловко кивнул. Бездомный наклонился и вытянул руку, хватая стаканчик. На спине куртки был изображен звездно-полосатый щит. Парень выпрямился и проверил содержимое стакана. Увидев, что Баки дал ему двацатку, он удивленно хлопнул глазами и снова поднял взгляд. В этот самый момент светофор мигнул красным, и Баки с огромным облегчением развернулся.

Он пожалел, что отдал столько денег, но это ощущалось в разы лучше, чем ничего. Он мог быть на том месте. Без дядиной квартиры он точно составил бы компанию парню под брезентом. Баки хорошо видел того с шестого этажа, в его яркой типично-американской куртке.

На самом деле, он был причиной, по которой Баки смог так рано подняться — из-за любопытства, проверить, сменил ли парень место. Нет, все еще сидел под брезентом, в своем спальном мешке. Много людей проходило мимо; Баки долго наблюдал за ними, но так и не приметил, чтобы кто-то подал деньги.

Очевидно, парень и не просил. Только выставил стаканчик, но не спрашивал вслух мелочи у прохожих. У него даже не было таблички. Баки раздумывал, был тот слишком горд или как. И что бы он сделал, окажись на его месте. Вероятно, просил бы. Соорудил бы табличку и просил, но может ему не пришлось бы заморачиваться, и люди подавали бы просто так, из-за руки и внешнего вида. Этот парень даже не выглядел неряшливо. Просто сидел, сжавшись, и глядел в пустоту.

Люди ничего ему не давали. У него в прямом смысле не было занятия лучше. Зато было больше всего энтузиазма с момента, когда он вновь ступил на американскую землю. Да, без сомнения жутковатое занятие; но никто от этого не страдал, а Сэм, скорее всего, заключил бы, что так он чувствовал связь с другим человеком, будучи в безопасности своей квартиры.

Однако после нескольких часов Баки стало по-настоящему неудобно. Он всегда чувствовал укол совести, проходя на улице мимо бездомного человека, но каждый раз забывал об этом и двигался дальше; потому что мир жесток, и всем не поможешь. И как не начать любопытствовать о его судьбе, столь молодого и хрупкого. Почему он был без крыши над головой? Знал кто-нибудь, что он здесь?

Почему ТАМ не носят очки. Простой способ сохранить зрение

Этого робота я доставил сюда из Лиса в надежде, что Центральный Компьютер сможет разрушить блокировку, наложенную на его память человеком, известным под именем Учитель.

С помощью не зрение еще не снег понятной мне уловки Компьютер сделал. Теперь я имею доступ ко всей памяти машины и кще всем встроенным в нее специальным функциям.

Похожие статьи:

Вести недели: "Почему люди стремительно теряют зрение после 40 лет? Кто планирует спасать людей от полной слепоты?

Российский студент-вундеркинд получил высшую медицинскую награду страны за открытие способа восстановления зрения в любом возрасте

Материал опубликован: 2019 года

Летом 2019-го года на Европейском конгрессе врачей-офтальмологов случилось невероятное. Весь зал 10 минут стоя аплодировал человеку, находившемуся у трибуны. Им был Павел Мельник — Российский студент. Именно он предложил использовать уникальную формулу, позволяющую вылечить заболевания зрения в любом возрасте и предотвратить полную слепоту.

Мельник предложил отличную идею, а ее реализацией занялись научные структуры России. Специалисты из московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и масса других специалистов занимались разработкой средства. Средство уже создано и показывает отличные результаты.

Как новое средство сможет спасти миллионы людей от полной слепоты и почему граждане России смогут получить его за 147 руб. — в нашем сегодняшнем материале.

Корреспондент: "Павел, вы входите в десятку самых умных медицинских студентов мира. Почему вы решили заняться именно проблематикой снижения зрения?"

Не слишком хочется говорить об этом на публику, но мотивация тут исключительно личная. Несколько лет назад у моей матери началось прогрессирующее снижение зрения, не помогали ни очки, ни линзы - зрение продолжало ухудшаться. Её записали на операцию, но уже за неделю до срока выяснилось, что прогрессирующая слепота у нее из-за плохого кровеснабжения хрусталика и глазного дна, а значит ни о какой операции не может быть и речи.

От подобного заболевания, в свое время, полностью ослепла моя бабушка. Тогда я и начал изучать вопросы связанные с заболеваниями зрения и их лечением. Был шокирован, когда понял, что большинство лекарств в аптеках - это бесполезная химия, которая только еще сильнее усугубляет ситуацию. А мама ведь принимала их считай каждый день.

Последние три года я полностью погрузился в эту тему. Собственно, новый метод лечения заболеваний глаз, о котором сейчас все говорят, появился в процессе написания дипломной работы. Я понимал, что придумал что-то новое. Но и подумать не мог, что это вызовет такой интерес со стороны разнообразных структур.

Со стороны каких именно структур?

Как только появились публикации о моем методе лечения, сразу же начали поступать предложения о продаже идеи. Первым обратились какие-то французы, предложив 120 тысяч евро. Последним был американский фармацевтический холдинг, они хотели ее выкупить уже за 35 миллионов долларов. Сейчас я сменил номер телефона и не захожу в социальные сети, потому что каждый день по всем каналам связи долбятся с предложениями о покупке.

Но, насколько я знаю, вы не продали формулу?

Да. Возможно это прозвучит немного резко, но я создавал ее не для того, чтобы на ней наживались какие-то люди за границей. Ведь что будет, если я продам формулу за границу? Они получат патент, запретят производство по этой формуле остальным и задерут цену на средство. Я может и молодой, но не идиот. При таком раскладе россияне просто не смогут лечиться. Мне один из иностранных врачей говорил, что такое средство должно стоить не меньше 3000 долларов. Это ни в какие ворота ведь. Кто его в России сможет купить за три тысячи долларов?

Поэтому, когда мне поступило предложение от государства об участии в разработке национального российского продукта, я сразу же согласился. Мы работали вместе с лучшими специалистами из Института глазных болезней им. Гельмгольца. Это было потрясающе. Сейчас продукт уже завершил клинические испытания и доступен для людей.

Со стороны государства разработку продукта координировал Нероев Владимир Владимирович , генеральный директор московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и главный внештатный окулист Министерства здравоохранения РФ. Мы попросили его рассказать о новом средстве и о планах на него.

Корреспондент: "В чем заключается суть идеи Павла Мельника? Она на самом деле помогает вернуть зрение в любом возрасте?"

Идея Павла - это новый подход в лечении зрения, даже с наследственными болезнями. Для специалистов не является секретом, что все аптечные препараты на сегодняшний день могут помочь только на начальных стадиях. Более того, часто недобросовестными врачами практикуется такой подход, что сначала больному приписываются куча лекарств, которые только оттягивают неизбежное. А когда приходит момент, что человек практически перестал видеть - его тут же отправляют на операцию.

Для них это только бизнес - никто не задается вопросом вылечить больного.

Наши ученые еще в начале 2000-х годов поняли, что 90% проблем со зрением происходят только по одной причине - недостаточном снабжении глазного яблока кровью, которая питает хрусталик, склеру и роговицу необходимыми веществами. И если устранить эту первопричину, то можно практически полностью отказаться от дорогостоящих операций.

Идея Павла помогает отрегулировать правильное кровеснабжение всего зрительного аппарата человека. Это позволяет полностью устранить риск потери зрения на начальной стадии болезни. Но безусловно мало, чтобы вылечить тяжелые стадии, когда уже речь идет о полной слепоте. Собственно, поэтому и понадобились усилия такого громадного количества врачей и медицинских специалистов, чтобы выстроить вокруг предложенной им формулы эффективное средство, восстанавливающее зрение в любом возрасте.

Корреспондент: "Но ведь считается, что восстановить зрение безоперационным способом невозможно, тем более после 40 лет?"

Это все глупости. Ну и желание фармацевтических кампаний заработать. Уже давно доказано, что любая система организма умеет самовостанавливаться, нужно только ей помочь - снять воспалительные процессы, усилить кровеснабжение и ускорить вывод отмерших клеток и токсинов.

Корреспондент: "А как же лечили зрение раньше? Для этого ведь существует масса лекарств в аптеках."

В том-то и дело, что масса. Но они все основаны на принципе, описанном в самом начале интервью. Препараты только снимают симптоматику - вот и всё на что они способны. Человеку на короткий промежуток времени становится лучше. Но в целом, они скорее негативно влияют на зрение, чем лечат. Тут Павел был абсолютно прав. Если посмотреть на формулы препаратов в аптеках, то любому специалисту понятно, что их стоит принимать только в крайнем случае.

Корреспондент: "В чем отличие от них вашего продукта? Он получается полностью помогает восстановить зрение?"

Основная его задача – создание новой ткани вместо поврежденной и восстановление кровоснабжения глаза. Даже одного применения достаточно, чтобы активизировать более 930 000 клеток, которые непосредственно участвуют в процессе восстановления зрения. И так раз за разом. В этом и заключается ключевой принцип лечения.

При всем этом, мы, как и Павел, подошли к вопросу совсем нетривиально. Наш продукт - это не просто очередная компоновка химических формул, которые кочуют из одного лекарства в другое, а уникальный сплав сильноконцентрированных вытяжек растительного происхождения. Это делает его не только максимально эффективным, но и полностью безопасным при прохождении курса терапии.

Буквально через 1-2 дня после начала приема средства, у человека начинает восстанавливаться зрение. Изображение становится чётким, улучшается фокусировка, снимается покраснение и жжение. Далее происходит восстановление клеток и зрение возвращается даже в самых запущеных случаях. Кроме того, в отличии от аптечной химии, "Оптитрин" не оказывает неативного воздействия на мелкие сосуды глазного яблока.

Корреспондент: "Но ваш продукт ведь тоже будет в аптеках? Сколько он кстати будет стоить?"

Вы ведь в курсе, что как только стало понятно, что у нас действительно получается что-то стоящее, фармацевты атаковали нас по всем фронтам. Они и Павлу изначально предлагали продать его формулу. Совсем не для того, чтобы выпускать его у себя. Наоборот, чтобы не дать запустить средство в производство. Лечение зрения в наше время, это самая большая в мире ниша фармацевтического рынка. Только в США продается лекарств на миллиарды долларов. Наш продукт может кардинально изменить ситуацию на рынке. Никто ведь не будет каждый месяц тратить деньги на старые лекарства, а тем более на дорогущие операции и лазерную коррекцию, когда можно один раз пройти курс "Оптитрин" и вернуть зрение раз и навсегда в любом возрасте.

Аптечные сети - это партнеры фармацевтических компаний, работающие с ними в тесной связке. И естественно зависящие от продаж препаратов. Так что о нас с нашим продуктом там даже слышать не хотят. Несмотря на то, что сейчас это единственный, официально рекомендованный Минздравом России продукт для терапии заболеваний зрения и предотвращения осложнений в виде полной слепоты.

Корреспондент: "Так, а если средства нет в аптеках, то как его достать?"

Мы решили, что если обычные аптеки не хотят о нас даже слышать, то мы обойдемся совсем без них. И наладили прямое распространение "Оптитрин". Без промежуточного звена в виде коммерческой аптеки. Мы обсуждали несколько вариантов и остановились на самом эффективном. Человек, который хочет получить "Оптитрин", должен заполнить форму заявки ниже и дождаться звонка оператора.

Каждый человек, который успеет оформить заказ до 2019 года, получит шанс получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб.. Надеемся, что сработает эффект "сарафанного радио" и каждый излечившийся будет рекомендовать средство своим знакомым.

Корреспондент: "А сколько средство будет стоить для всех остальных?"

Себестоимость производства средства составляет около 10 000 рублей за упаковку. Сейчас нам удалось договориться с руководством Минздрава о том, что они будут компенсировать почти всю стоимость для конечного покупателя. Более 90%. К счастью наверху понимают важность того, чтобы такое средство было доступно всему населению страны, а не только отдельным людям. Взамен мы обязались не продавать формулу средства за рубеж и не отправлять на экспорт, продавая его только внутри России.

Обновлено 2019 года: запасы Оптитрина по акции остались только в регионе, поэтому производитель принял решение завершить акцию 2019 года (включительно).

Каждый, кто оформит заказ до 2019 года, может получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб..


4790 руб.
147 руб.*

*при заказе курса

ПОЛУЧИТЬ "ОПТИТРИН" ЗА 147 руб.


Комментарии: 1439
Александр Нестеров
(г. Пенза)
6 часов назад

Я уже получил по программе это средство. Пользуюсь пятый день, вижу намного лучше, в глазах не расплывается. Сегодня впервые за 15 лет весь день проходил без очков! Как же хорошо видеть всё нормально!

Олег Жукин
(не указан)
11 часов назад

Заказал для своей матери после прочтения этой статьи. За 1,5 недели зрение выправилось с -3.5 до -2.5. Сейчас продолжает пользоваться. Очень хорошее средство.

Нина Пирогова
(г. Курск)
16 часов назад

Как хорошо, что у нас такие умные детки растут! Здоровья ему и удачи!

Кристина Мыльникова
(г. Иркутск)
1 день назад

Я читала в каком-то медицинском журнале об этом средстве. Экспертная статья по моему была какого-то известного врача...

Анастасия Виноградова
(г. Рязань)
1 день назад

Получила для себя 10 дней назад, через месяц у меня назначена была операция. Никогда бы не подумала, что правда можно помочь. У меня была глаукома - вчера на прием к окулисту ходила - он развел руками, зрение восстановилось. Спрашивал чем лечилась, говорил что не слышал о таком средстве, иначе прописал бы мне его сразу а не направлял на операцию (ага, так я ему и поверила)! Заказать-то решила, потому что боялась стать слепой после операции.

Люба Колесникова
(г. Ижевск)
1 день назад

Заказывала матери и отцу. Оба проходят курс и обоим становится лучше с каждым днем. Дома уже обходятся без очков, что громадный прогресс.

Наталья Прыдникова
(г. Киров)
1 день назад

Успела! Завтра должны привезти мне его уже

Полина Лисина
(г. Ростов)
1 день назад

Приятно, что действует акция. Надеюсь, попадаю в первую партию.

Елена Моргунова
(не указан)
2 дня назад

В клиниках творится хаос и ужас. Давно туда уже не хожу, все равно бесполезно. В частных обдирают, как липку, без вариантов просто. Очень благодарна, что мы теперь можем получить Оптитрин за 147 руб..

Марина Филипова
(не указан)
2 дня назад

Читала отзывы и поняла, что надо брать) Пойду оформлять заказ.

Нина Каримова
(г. Иркутск)
2 дня назад

Хорошо, что государство разработало, а не кто-то из частников. С нас бы тогда в три шкуры содрали за это средство.

Юлия Игнатьева
(г. Москва)
3 дня назад

Это чудо какое-то. Была катаракта еще неделю назад, сейчас все отступило, зрение полностью еще не вернулось, но я и не закончила курс еще.