Зрение человека как видит человек отправлений

фантастических мнений полудикого человека, но не примирить их с истиною​. на человека состоит в том, что она, расширяя круг его зрения, дает ему явлений, чуждых непосредственной сфере его жизненных отправлений. Наука дает человеку понятие о том, что жизнь природы, жизнь растений и. Слева: как видит мир без очков человек с близорукостью -3 Справа: зрение после Глаза и зрение человека созданы природой для таких условий. Интересно, что видит ваш пушистый любимец, когда начинает Николай Ламм пытается уловить разницу между зрением кошек и человека. «​Человек в раз лучше распознает движение в ярком свете в.
Создано И челосек оказывается, ученым известно многое о том, что видят кошки. В своей подборке изображений художник Николай Ламм пытается уловить разницу между зрением кошек и человека. Тогда как люди способны видеть более яркие цвета в течение светлого времени суток, наши кошачьи собратья имеют значительное преимущество, когда дело доходит до периферического и ночного зрения. Ночные создания У кошек более широкое поле зрения, около градусов в сравнении со градусами, которыми могут похвастаться люди. Кроме того, у кошачьих более широкое периферическое зрение, что дает им возможность моментально обнаруживать мышку, скребущуюся в углу.

Совершенство первозданного человека I Вся описанная в Книге Бытия история первых людей есть цепочка непостижимых мгновений существования таинственного для нас духовно-материального мира, не имеющих временных разрывов и переходов, протяженности в нашем понимании, и столь же таинственных, как и глаголы Божии, вызвавшие их к бытию. Не вдаваясь в подробное изложение православной антропологии, мы отметим лишь некоторые, необходимые для нас положения. Святоотеческая письменность уделяет огромное внимание природе человека, в первую очередь, как образу и подобию Божию. Ведь именно в этом величайшая тайна человека и объяснение его изначального назначения в мире, в том числе его взаимоотношения с природным миром. Современные православные богословы, как правило, следуют общему святоотеческому учению о человеке, созданном и помещенном в Раю, как образ и подобие Божие. По изложению проф.

зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений

О первозданном человеке по учению святых отцов. Прот. Александр Салтыков

зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений

Очки я не ношу, но как-то мимоходом примерял в оптике, поэтому и говорю не точно В общем, лица людей в нескольких метрах от зрение человека как видит человек отправлений, а уже конечно, зрение зайца дома полезная более вывески на улицах и ценники за барной или магазинной полкой представляют очень большие сложности. Ну так вот, мне всегда хотелось показать моей супруге с идеальным зрением, зрение человека как видит человек отправлений я вижу на самом деле, а ей всегда было интересно нахрена я щурюсь и что в этот момент происходит.

Хоть она меня всегда и ругает за это, напоминая об этой картинке: Чтобы зрнние ей, как я вижу, естественно полез в интернет, но кроме тупых заблюренных зроние гауссу картинок там ничего. Очень странно, что такое прям везде и нет нигде ничего похожего на реальность. На отдалённые от тебя объекты при минусовом зрении объекты, лица, надписи - они не размываются.

От этого наслаивания изображения друг на друга получается эффект нечёткости, но они нефига не тупо заблюренные, будто воды в глаза налили или объектив на фото потерял фокус. Причем аналогично всё выглядит, даже если закрыть один глаз. Открыв фотошоп я сразу знал как добиться похожего эффекта. И уже тут инструментами размытие и ластик выделил расстояния.

Получилось вот. И, честно, это гораздо больше похоже на правду с минусовым зрением. Перед тобой объект чёткий, зебра выглядит неплохоно уже на противоположной стороне улицы уже не разобрать надписи лица и знаки. И они не тупо заблюреные размытыеа именно раздвоенные. А если теперь возвращать потихоньку сдвинутые слои на место, то получим эффект прищуривания: Gifx Конечно, это всего лишь моё виденье.

Не знаю, как видят люди с -8 и ниже, может быть там зрение человека как видит человек отправлений вправду всё выглядит как на картинках с инета, или как в фильмах Отрравлений, людям с отличным зрением было интересно, а другие со мной согласятся.

зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений

Что такое ясновидение? Первые проявления ясновидения. Но и в самом ограниченном своем смысле оно охватывает широкий отпавлений явлений, до такой степени различных по характеру, что не легко дать такое определение этого слова, которое было бы одновременно и сжатым, и точным. Для целей нашего зрение человека как видит человек отправлений мы можем определить ясновидение, как способность видеть то, что скрыто от обычного физического зрения. Следует также заранее заметил, что оно очень часто хотя ни в коем случае не всегда сопровождается так называемым яснослышанием, или способностью слышать то, что неслышно для обыкновенного физического уха; и мы будем намеренно употреблять общий термин ясновидение, как включающий в себя и эту вторую способность, чтобы зрение человека как видит человек отправлений постоянного неуклюжего повторения двух длинных слов, когда одного совершенно достаточно. Позвольте мне прежде чем начать, выяснить два отправлний. Во-первых, я пишу не для тех, которые не верят в то, что существует такое явление, как ясновидение, и не хочу убеждать тех, которые сомневаются по этому поводу; в моем небольшом труде у меня нет на это и места; такие люди должны изучать те многочисленные книги, которые содержат описания случаев, или сами делать опыты в области магнетизма.

Вот почему, пока не будет у нас такой среды, в которой бы свободно, глубоко и широко, на основании науки, формировались педагогические убеждения, находящиеся в теснейшей связи вообще с философскими убеждениями, общественное образование наше будет лишено основания, которое дается только прочными убеждениями воспитателей. В момент смерти бессмертная суть человека удаляется из физического тела так же, как и во время сна, но с той разницей, что она увлекает при этом за собой и эфирное тело, которое выделяется из своего плотного двойника и далает дальнейшую жизнь для последнего невозможной. Все проявления личного горя, порывы отчаяния и громкий плач могут помешать обзору проносящейся перед его внутренним взором истекшей жизни, и поэтому мудрое предписание религии: читать отходные молитвы над умирающими — следует выполнять при полной тишине. Должны отметить при этом, что преп. Сознание человека может действовать определенно на том или другом плане Вселенной в зависимости от того, насколько вибрации этого плана достигают до него. Таким образом церковное святоотеческое учение о происхождении мира и человека для святителя Феофана — неизменно.

зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений
зрение человека как видит человек отправлений

Глаза как показатель состояния Глаза человека способны передавать немало информации в процессе его взаимодействия с другими людьми и окружающим миром. Хоть она меня всегда и ругает за это, напоминая об этой картинке: Чтобы показать ей, как я вижу, естественно полез в интернет, но кроме тупых заблюренных по гауссу картинок там ничего. Данный метод зрение человека как видит человек отправлений и имеет короткий период восстановления. Адаптация же близорукого глаза в условиях плохого освещения происходит намного медленнее. Придвиньте какую-нибудь раскрытую книгу к глазам настолько, чтобы буквы расплывались. Особенно https://krovlja74.ru/articles/zrenie-cheloveka-interesnie-fakti-internet.php образования на тканях глаза опухолей.

Такое объединение дают нам оккультные учения Теософии. В коротком докладе возможно только слегка коснуться такого сложного предмета, как строение человеческого организма, и поэтому о физическом теле, наиболее знакомом всем, скажем только несколько слов. При этом они вносят в новые организмы, куда вселяются, те свойства, которые получили от нас, от психических сил нашего организма, и таким образом они разносят или возрождение, или разрушение, служат или улучшению, или порче окружающего мира.

В нашей арийской расе в течение первых 35 лет жизни человека преобладают первые, а затем начинают преобладать вторые, вследствие чего и возникает сперва медленное, а затем все более быстрое разрушение нашего тела.

Работа в нашем организме клеточек, выбирающих из крови то, что им нужно, представляет собой чисто физическое сознание. Оно совершается без всякого участия со стороны нашего, человеческого, сознания. Мы чувствуем не то же самое, что чувствуют клеточки. Боль от раны ощущается мозговым сознанием, но сознание молекулярного агрегата, называемого нами клеточкой, заставляет ее торопиться восстановить поврежденные ткани, и это ее действие остается вне сознания мозга.

Память молекулы заставляет ее повторять ту же деятельность снова и снова, даже когда минует опасность: отсюда являются рубцы на ранах, шрамы, наросты и т. Всегда же, когда происходят электрические явления, должен быть налицо эфир; и действительно, человеческий организм весь проникнут эфиром: ни одна частица физической материи не соприкасается с другой, все частицы окружены эфиром. Эфирное тело, или эфирный двойник, человека состоит из частиц эфира1, который проникает все твердые, жидкие и газообразные частицы физического тела, обволакивая каждую частицу эфирной материей и представляя собой в общем совершенный дубликат плотного тела.

Над исследованием эфирного тела и его излучениями много потрудились французские доктора Люис и Барадюк и целый ряд других исследователей, таких как Дюрвилль, Роша, Наркевич, Иодко и многие другие. Эфирное тело можно рассматривать и как архитектора, который созидает и поддерживает связь между физическими частицами тела, который распределяет и соединяет в определенные сочетания физические молекулы, и как проводника жизненной силы, праны.

Одна из функций эфирной части селезенки состоит в том, чтобы воспринимать солнечную энергию прану , которая разлита в окружающей нас атмосфере; введенные в человеческое тело бесцветные частицы праны принимают прекрасную розовую окраску и, подобно кровяным шарикам, пробегают как по всем артериям и венам, так и вдоль нервных сплетений. Что этот поток праны необходим для правильной деятельности нервной системы, можно вывести из того, что когда он искусственно задерживается, получается полное прекращение чувствительности.

Посредством магнетических пассов можно достигнуть полного оцепенения той части тела, на которую направлено воздействие магнетизера; оцепенение это носит тот же характер, что и при нарушенном кровообращении, например при отмораживании; но имеющие дело с воздействиями магнетических токов знают, что нарушается при этом не кровообращение, а приток жизне-силы, или праны: нервы остаются вполне неприкосновенными, но они перестают служить передаточным аппаратом, так как пробегающая по ним прана попала в зависимость от сознания магнетизера.

Людям, у которых уже раскрылось более тонкое внутреннее зрение, эфирное тело представляется серовато-фиолетовым; от него во все стороны исходят короткие, бледно-голубоватые лучи, так называемая аура здоровья. По характеру этой ауры можно судить о состоянии здоровья человека: у здорового человека лучи все перпендикулярны относительно поверхности тела и параллельны друг другу; у больного же они как бы опадают вниз и спутаны, особенно в той области тела, которая поражена болезнью.

Излучения эти являются не только показателями хорошего или плохого состояния здоровья, но и средством защиты. Так как эти лучи представляют собой — рядом с чисто физическими выделениями например, солей — струящиеся из тела токи избыточной жизненной силы, то они, при нормальной напряженности, отталкивают от поверхности тела невидимых болезнетворных агентов, напоминая колесо, которое своим движением разбрасывает прилипающие к нему частицы. Таким образом здоровая аура предохраняет человека от заразных заболеваний.

Следует к этому прибавить, что порой слабый организм, лишенный обильного притока праны, бессознательно действует как губка, вбирая в себя избыток праны здорового человека, и иногда с такой энергией, что вызывает временное истощение у вполне здорового человека.

Во время сна сам человек, или его бессмертное начало, удаляется из физического организма, предоставляя ему возможность восстановить затраченные силы, и в постели остается одно только физическое тело со своим эфирным двойником.

Оба они остаются, таким образом, без своего хозяина и повелителя и предоставляются воздействию таких влияний, которые соответствуют более всего наклонностям спящего человека. Токи мысле-образов, создаваемых самим человеком в бодрствующем состоянии, а также мысле-образы окружающих людей проносятся в физическом и эфирном мозгу спящего, смешиваясь с автоматическими повторениями вибраций, которые возникли в его мозгу в течение дня, и все это производит те спутанные и разорванные сновидения, которые так обычны во время ночного отдыха.

Эти искаженные сновидения очень поучительны: они показывают истинную деятельность физического мозга в то время, когда он вполне предоставлен своим собственным силам. Он способен лишь повторять разрозненные отрывки своих прежних вибраций без внутренней связи и порядка, соединяя их как попало, все равно — имеют ли они смысл или не имеют, довольствуясь калейдоскопом проносящихся перед ним видений. Когда вдумываешься в это явление, становится ясно, что физический и эфирный мозг не более как орудие мышления, а не творец его, который во время сна отсутствует.

В момент смерти бессмертная суть человека удаляется из физического тела так же, как и во время сна, но с той разницей, что она увлекает при этом за собой и эфирное тело, которое выделяется из своего плотного двойника и далает дальнейшую жизнь для последнего невозможной.

Через некоторое время, обыкновенно через 36 часов после смерти, человек сбрасывает с себя и эфирного двойника, продолжая жить в своем астральном теле, а эфирный двойник остается вблизи от покинутого им трупа и начинает также разлагаться.

Нередко друзья и близкие умершего видят этого двойника, так как сильное напряжение нервной системы делает ее более тонко восприимчивой и этого достаточно, чтобы увидеть отделившегося эфирного двойника. На этом основаны все истории привидений на кладбищах, где потрясенные люди действительно могут увидеть эфирные тела над могилами умерших. У нормального человека это отделение эфирного тела от физического происходит только после смерти, но у людей медиумичных может происходить частичное выделение эфирного тела и при жизни, явление чрезвычайно вредное для здоровья медиума, так как оно всегда вызывает нервные расстройства различного характера.

Всякое частичное выделение эфирного тела все оно выделиться не может, не причинив человеку смерти погружает физическое тело в летаргическое и даже каталептическое состояние, за которым следует чрезвычайно сильное истощение медиума. Большая часть феноменов на спиритических сеансах происходит от других причин, но некоторые медиумы, как, например, Эглинтон и г-жа Эсперанс, обладали этим опасным свойством эфирного тела. Все свидетели, видевшие этих медиумов вовремя выделения эфирного тела, утверждают, что последствием такого выделения являлось каждый раз уменьшение, съеживание физического тела.

Прана Говоря о физическом теле, мы упомянули прану. Древняя мудрость учит, что вся Вселенная со всеми ее мирами, людьми, животными, растениями, минералами и атомами погружена в великий океан Жизни, вечной и неизменной. Этот великий океан Жизни древние Индусы называли Джива Jiva и утверждали, что вся Вселенная есть только проявленная Джива, ставшая объективной, замкнутой в ограниченные формы. Они учили, что каждый организм, начиная от крошечной молекулы до величайшей планеты, присваивает себе частицу Дживы, или всемирной Жизни, и эта частица становится его собственной жизнью.

Вообразите себе живую губку, погруженную в воду океана, которая окружает и пропитывает ее всю. Вода океана циркулирует по всей губке, заполняя каждую ее пору, и мы можем представить себе и весь океан, и ту его часть, которая проникла в губку, если мысленно отделим часть от целого и возьмем то и другое в отдельности.

В Теософии эта частица всемирной Жизни, заключенная в человеке, называется праной и вместе с эфирным телом составляет второе начало человеческого организма. То, что в еврейском св. Наука догадывается об их существовании, но видит в них лишь случайных посетителей человеческого тела, источник различных заболеваний. У нас нет времени выяснить, что такое астральный мир, и мы можем дать поэтому только несколько самых общих указаний3.

Астральная материя проникает физическую таким образом, что каждый физический атом со своей эфирной оболочкой отделен от каждого другого атома бесконечно более тонкой и подвижной астральной материей. Но материя эта обладает совершенно иными свойствами, чем физическая, и она невидима для нас потому, что мы еще не развили органов для восприятия ее.

Мы стоим к астральному миру совершенно в том же положении, в каком слепорожденный стоит к физическому миру; он не видит его, хотя этот мир все же существует.

Или в каком мы стоим к миру бесконечно малых величин: они не существовали для нас, пока не были изобретены такие вспомогательные аппараты, чрезвычайно усиливающие наше зрение, как микроскопы. Но и на нашей ступени развития встречаются люди, которые способны воспринимать тонкие вибрации астрального мира и до некоторой степени видеть астральные явления. Такие люди носят название ясновидящих.

Но хотя мы и не видим астрального мира, мы постоянно живем в нем, так как все наши чувства, страсти, эмоции и влечения принадлежат этому миру и имеют свои центры в нашем астральном теле. В действительности самое грубое из наших начал — не физическая материя, а именно это среднее астральное начало, которое есть истинный центр всего животного, тогда как физическое тело — лишь неответственный проводник, через который страстное животное начало действует в течение земной жизни человека.

Большинство наших обыденных мыслей так тесно перемешано со страстным началом, так проникнуто астральными вибрациями, что восточная психология строго отграничила наш земной, или малый, разум, который работает под импульсами нашей низшей, эгоистической, природы, от высшего разума, который получает импульсы от высшей, сверхличной, природы человека.

Астральное тело является передаточной инстанцией между высшим началом человека, между самим Мыслителем, и его физическим мозгом. Каждый раз, когда мы мыслим, мы вызываем вибрации в ментальной материи, но, чтобы проявиться на физической ступени, наша мысль должна совершать круг: вызвав вибрации в материи ментальной, она затем вызывает соответственные вибрации в астральной материи и через астральные центры приходит в соприкосновение с физической, действуя прежде всего на эфирную субстанцию нашего тела и лишь после того на более грубую, физическую, материю, то есть на серое вещество головною мозга.

Наблюдения, делаемые ясновидящими, вполне сходятся между собой: в бодрствующем состоянии астральное тело проникает физический организм человека, но оно по размерам больше последнего и окружает человека световым облаком, которое носит название ауры человека.

Астральное тело неразвитого человека представляет собой облачную, неясно очерченную массу астральной материи низшего типа, ткань которой сравнительно плотна и груба и способна отвечать на все раздражения, связанные с животными вожделениями. Окраска его — тусклых оттенков: коричневые, мутно-красные и грязно-зеленые являются преобладающими цветами.

Они лишены игры света, и различные страсти проявляются в них как тяжелые волны, или же, если страсти сильны, как взрывы молний; так, половая страсть вызывает волну мутно-карминного цвета, а порыв злобы — красную молнию с синеватым оттенком. Центры высшей астральной деятельности, носящие на Востоке название чакрамов, или светящихся колес, у неразвитого человека едва заметны. На этой ступени человек требует для своего развития сильных ощущений всякою рода, чтобы его внутренняя природа не переставала получать энергичные толчки к деятельности.

Чем многообразнее и сильнее ощущения, тем лучше для внутреннего роста человека. Астральное тело беспрестанно меняет свой состав под влиянием игры страстей, желаний и волнений. Если они доброкачественны, они укрепляют более тонкие частицы астрального тела, а грубые составные части выбрасывают и заменяют их более тонкими материалами4. Все другие страсти вызывают как раз обратное действие: укрепляя грубые частицы, они в то же время вытесняют более тонкие, заменяя их низшим типом астральной материи.

Когда человек спит, астральное тело освобождается от своего физического проводника, оставляя его вместе с его эфирным двойником в постели. У неразвитого человека астральное тело остается во время сна бессознательным и витает вблизи от физического.

Если мы перейдем к астральному телу среднеразвитого человека, мы найдем в нем уже большую разницу сравнительно с астральным телом первобытного человека. Оно значительнее по размерам, присутствие более тонких частиц придает ему светящейся вид, а появление высших эмоций вызывает в нем прекрасную игру цветов.

Очертания его определенны и ясны, и оно получает сходство со своим владельцем. Процесс очищения происходит так же, как и в предыдущем случае, но само построение астрального тела предоставляется на этой ступени личному контролю самого человека.

Но мало еще иметь в своей памяти те факты различных наук, из которых могут возникнуть педагогические правила: надобно еще сопоставить эти факты лицом к лицу с целью допытаться от них прямого указания последствий тех или других педагогических мер и приемов. Каждая наука сама по себе только сообщает свои факты, мало заботясь о сравнении их с фактами других наук и о том приложении их, которое может быть сделано в искусствах и вообще в практической деятельности.

На обязанности же самих воспитателей лежит извлечь из массы фактов каждой науки те, которые могут иметь приложение в деле воспитания, отделив их от великого множества тех, которые такого приложения иметь не могут, свести эти избранные факты лицом к лицу и, осветив один факт другим, составить из всех удобообозреваемую систему, которую без больших трудов мог бы усвоить каждый педагог-практик и тем избежать односторонностей, нигде столь не вредных, как в практическом деле воспитания.

Но возможно ли уже в настоящее время, сведя все факты наук, приложимые к воспитанию, построить полную и совершенную теорию воспитания? Мы никак этого не полагаем; потому что науки, на которых должно основываться воспитание, далеки еще от совершенства.

Но неужели людям следовало отказаться от пользования железною дорогою на том основании, что они еще не выучились летать по воздуху? Человек идет в усовершенствованиях своей жизни не скачками, но постепенно, шаг за шагом, и, не сделав предыдущего шага, не может сделать последующего. Вместе с усовершенствованиями наук будет совершенствоваться и воспитательная теория, если только она, перестав строить правила, ни на чем не основанные, будет постоянно справляться с наукою в ее постоянно развивающемся состоянии и каждое свое правило выводить из того или другого факта или сопоставления многих фактов, добытых наукою.

Мы не только не думаем, чтобы полная и законченная теория воспитания, дающая ясные и положительные ответы на все вопросы воспитательной практики, была уже возможна; но не думаем даже, чтобы один человек мог составить такую теорию воспитания, которая уже действительно возможна при настоящем состоянии человеческих знаний. Можно ли надеяться, чтобы один и тот же человек был столь же глубоким физиологом и врачом, сколько и глубоким психологом, историком, филологом и т.

Поясним это примером. В каждой педагогике существует и теперь отдел физического воспитания, правила которого, чтобы быть сколько-нибудь положительными, точными и верными, должны быть выведены из обширного и глубокого знания анатомии, физиологии и патологии: иначе они будут походить на те бесцветные, пустые и бесполезные по своей общности и неопределенности, часто противоречащие, а иногда и вредные советы, которыми обыкновенно наполняется этот отдел в общих курсах педагогики, написанных не врачами.

Но не может ли педагог заимствовать уже готовые советы из медицинских сочинений по гигиене? Это, конечно, возможно, но при том условии, чтобы педагог обладал сам такими сведениями, которые дали бы ему возможность отнестись критически к этим медицинским советам, часто противоречащим один другому, да кроме того, необходимо, чтобы и слушатели и слушательницы его обладали такими предварительными сведениями по физике, химии, анатомии и физиологии, чтобы могли понять объяснение правил физического воспитания, основанное на этих науках.

Положим, например, что педагогу приходится дать совет, чем следует кормить младенца, если почему-нибудь он не может пользоваться своею естественною пищею, или какую пищу следует назначить для того, чтобы облегчить ему переход от груди к обыкновенной пище. В каждой гигиене педагог встретит различные мнения: одна советует кашку из сухарей, другая - аророут, третья - молоко сырое, четвертая - кипяченое, одна находит необходимость подмешивать к молоку воду, другая находит это вредным и т.

На чем же остановиться добросовестному педагогу, если он сам не медик и не знает настолько химии и физиологии, чтобы отдать преимущество одному совету перед другим? То же самое и в дальнейшей пище: одна гигиена держится преимущественно мясной и дает мясной бульон еще до прореза зубов; другая находит это вредным; третья предпочитает пищу растительную и не отворачивается даже от картофеля, на который четвертая смотрит с ужасом. Те же противоречия относительно температуры ванн и комнат.

Но можем ли мы чем-нибудь мотивировать наше мнение? Неужели ограничиться нам словом "кажется" или "мы убеждены"? Кто же обязывается разделять наши убеждения, которых мы не можем основать на точных физических и физиологических законах или, по крайней мере, на опытности, опирающейся на долгую медицинскую практику?

Вот почему мы, не обладая специальными сведениями в медицине, вовсе удержались в нашей книге от подачи советов по физическому воспитанию, кроме тех общих, для которых мы имели достаточные основания. В этом отношении педагогика должна ожидать еще важных услуг от педагогов, специалистов в медицине.

Но не одни педагоги, специалисты по анатомии, физиологии и патологии, могут из области своих специальных наук оказать важную услугу всемирному и вечно совершающемуся делу воспитания. Подобной же услуги следует ожидать, например, от историков и филологов. Только педагог-историк может уяснить нам влияние общества в его историческом развитии на воспитание и влияние воспитания на общество, не гадательно только, как делается это теперь почти во всех всеобъемлющих германских педагогиках, но основывая всякое положение на точном и подробном изучении фактов.

Точно так же от педагогов, специалистов по филологии, следует ожидать, что они фактически обработают важный отдел в педагогике, показав нам, как совершалось и совершается развитие человека в области слова: насколько психическая природа человека отразилась в слове и насколько слово, в свою очередь, имело и имеет влияние на развитие души. Но и наоборот: медик, историк, филолог могут принести непосредственную пользу делу воспитания только в том случае, если они не только специалисты, но и педагоги: если педагогические вопросы предшествуют в их уме всем их изысканиям, если они, кроме того, хорошо знакомы с физиологией, психологией и логикой - этими тремя главными основами педагогики.

Из всего, что нами сказано, мы можем сделать следующий вывод: Педагогика не наука, а искусство - самое обширное, сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств.

Искусство воспитания опирается на науку. Как искусство сложное и обширное, оно опирается на множество обширных и сложных наук; как искусство оно кроме знаний требует способности и наклонности, и как искусство же оно стремится к идеалу, вечно достигаемому и никогда вполне недостижимому: к идеалу совершенного человека. Споспешествовать развитию искусства воспитания можно только вообще распространением между воспитателями тех разнообразнейших антропологических знаний, на которых оно основывается.

Достигать этого было бы правильнее устройством особых факультетов, конечно, не для приготовления всех учителей, в которых нуждается та или другая страна, но для развития самого искусства и приготовления тех лиц, которые или своими сочинениями, или прямым руководством могли бы распространять в массе учителей необходимые для воспитателей познания и оказывать влияние на формировку правильных педагогических убеждений как между воспитателями и наставниками, так и в обществе.

Но так как педагогических факультетов мы долго не дождемся, то остается один путь для развития правильных идей воспитательного искусства - путь литературный, где каждый из области своей науки содействовал бы великому делу воспитания.

Но если нельзя требовать от воспитателя, чтобы он был специалистом во всех тех науках, из которых могут быть почерпаемы основания педагогических правил, то можно и должно требовать, чтобы ни одна из этих наук не была ему совершенно чуждою, чтобы по каждой из них он мог понимать, по крайней мере, популярные сочинения и стремился, насколько может, приобресть всесторонние сведения о человеческой природе, за воспитание которой берется.

Ни в чем, может быть, одностороннее направление знаний и мышления так не вредно, как в педагогической практике. Воспитатель, который глядит на человека сквозь призму физиологии, патологии, психиатрии, так же дурно понимает, что такое человек и каковы потребности его воспитания, как и тот, кто изучил бы человека только в великих произведениях искусств и великих исторических деяниях и смотрел бы на него вообще сквозь призму великих совершенных им дел.

Политико-экономическая точка зрения, без сомнения, тоже очень важна для воспитания; но как бы ошибся тот, кто смотрел бы на человека только как на экономическую единицу - на производителя и потребителя ценностей! Историк, изучающий только великие или, по крайней мере, крупные деяния народов и замечательных людей, не видит частных, но тем не менее глубоких страданий человека, которыми куплены все эти громкие и нередко бесполезные дела.

Односторонний филолог еще менее способен быть хорошим воспитателем, чем односторонний физиолог, экономист, историк. Не односторонность ли филологического образования, преобладавшая до новейшего времени во всех школах Западной Европы, пустила в ход бесчисленное множество чужих, плохо переваренных фраз, которые, обращаясь теперь между людьми, вместо действительных, глубоко сознанных идей, затрудняют оборот человеческого мышления, как фальшивая монета затрудняет обороты торговли?

Сколько глубоких идей древности пропадает теперь даром именно потому, что человек заучивает их прежде, чем бывает в состоянии их понять, и так приучается употреблять их ложно и бессмысленно, что потом редко добирается до их истинного смысла. Такие великие, но чужие мысли несравненно бесполезнее хотя маленьких, да своих. Не оттого ли и самый язык современной литературы уступает в точности и выразительности языку древних, что мы учимся говорить почти единственно из книг и пробавляемся чужими фразами, тогда как слово древнего писателя вырастало из его собственной мысли, а мысль - из непосредственного наблюдения над природой, другими людьми и самим собою?

Мы не оспариваем великой пользы филологического образования, но показываем только вред его односторонности. Слово хорошо тогда, когда оно верно выражает мысль; а верно оно выражает мысль тогда, когда вырастает из нее, как кожа из организма, а не надевается, как перчатка, сшитая из чужой кожи. Мысль же современного писателя часто бьется во множестве вычитанных им фраз, которые для нее или слишком узки, или слишком широки. Язык, конечно, есть один из могущественнейших воспитателей человека; но он не может заменить собою знаний, извлекаемых прямо из наблюдений и опытов.

Правда, язык ускоряет и облегчает приобретение таких знаний; но он же может и помешать ему, если внимание человека слишком рано и преимущественно было обращено не на содержание, а на форму мысли, да притом еще мысли чужой, до понимания которой, может быть, еще и не дорос учащийся.

Не уметь хорошо выражать своих мыслей - недостаток; но не иметь самостоятельных мыслей - еще гораздо больший; самостоятельные же мысли вытекают только из самостоятельно же приобретаемых знаний. Кто не предпочтет человека, обогащенного фактическими сведениями и мыслящего самостоятельно и верно, хотя выражающегося с трудом, человеку, у которого способность говорить обо всем чужими фразами, хотя бы взятыми даже из лучших классических писателей, далеко переросла и количество знаний и глубину мышления?

Если же бесконечный спор о преимуществах реального и классического образования длится еще до сих пор, то только потому, что самый вопрос этот поставлен неверно и факты для его решения отыскиваются не там, где их должно искать. Не о преимуществах этих двух направлений в образовании, а о гармоническом их соединении следовало бы говорить и искать средств этого соединения в душевной природе человека.

Воспитатель должен стремиться узнать человека, каков он есть в действительности, со всеми его слабостями и во всем его величии, со всеми его будничными, мелкими нуждами и со всеми его великими духовными требованиями. Воспитатель должен знать человека в семействе, в обществе, среди народа, среди человечества и наедине со своею совестью; во всех возрастах, во всех классах, во всех положениях, в радости и горе, ц величий и унижении, в избытке сил и в болезни, среди неограниченных надежд и на одре смерти, когда слово человеческого утешения уже бессильно.

Он должен знать побудительные причины самых грязных и самых высоких деяний, историю зарождений преступных и великих мыслей, историю развития всякой страсти и всякого характера. Тогда только будет он в состоянии почерпать в самой природе человека средства воспитательного влияния - а средства эти громадны! Мы сохраняем твердое убеждение, что великое искусство воспитания едва только начинается, что мы стоим еще в преддверии этого искусства и не вошли в самый храм его и что до сих пор люди не обратили на воспитание того внимания, какого оно заслуживает.

Много ли насчитываем мы великих мыслителей и ученых, посвятивших свой гений делу воспитания? Кажется, люди думали обо всем, кроме воспитания, искали средств величия и счастья везде, кроме той области, где скорее всего их можно найти. Но уже теперь видно, что наука созревает до той степени, когда взор человека невольно будет обращен на воспитательное искусство.

Читая физиологию, на каждой странице мы убеждаемся в обширной возможности действовать на физическое развитие индивида, а еще более на последовательное развитие человеческой расы. Из этого источника, только что открывающегося, воспитание почти еще и не черпало. Пересматривая психические факты, добытые в разных теориях, мы поражаемся едва ли еще не более обширною возможностью иметь громадное влияние на развитие ума, чувства и воли в человеке и точно так же поражаемся ничтожностью той доли из этой возможности, которою уже воспользовалось воспитание.

Посмотрите на одну силу привычки: чего нельзя сделать из человека с одной этой силой? Посмотрите хотя на то, например, что делали ею спартанцы из своих молодых поколений, и сознайтесь, что современное воспитание пользуется едва малейшею частицею этой силы.

Конечно, спартанское воспитание было бы теперь нелепостью, не имеющей цели; но разве не нелепость то изнеженное воспитание, которое сделало нас и делает наших детей доступными для тысячи неестественных, но тем не менее мучительных страданий и заставляет тратить благородную жизнь человека на приобретение мелких удобств жизни? Конечно, странен спартанец, живший и умиравший только для славы Спарты; но что вы скажете о жизни, которая вся была бы убита на приобретение роскошной мебели, покойных экипажей, бархатов, кисеи, тонких сукон, благовонных сигар, модных шляпок?

Не ясно ли, что воспитание, стремящееся только к обогащению человека и вместе с тем плодящее его нужды и прихоти, берет на себя труд Данаид? Изучая процесс памяти, мы увидим, как бессовестно еще обращается с нею наше воспитание, как валит оно туда всякий хлам и радуется, если изо ста брошенных туда сведений одно как-нибудь уцелеет; тогда как воспитатель собственно не должен бы давать воспитаннику ни одного сведения, на сохранение которого он не может рассчитывать.

Как мало еще сделала педагогика для облегчения работы памяти - мало и в своих программах, и в своих методах, и в своих учебниках!

Всякое учебное заведение жалуется теперь на множество предметов учения - и действительно, их слишком много, если принять в расчет их педагогическую обработку и методу преподавания; но их слишком мало, если смотреть на беспрестанно разрастающуюся массу сведений человечества.

Гербарт, Спенсер, Конт и Милль весьма основательно доказывают, что наш учебный материал должен подвергнуться сильному пересмотру, а программы наши должны быть до основания переделаны. Но и в отдельности ни один учебный предмет далеко еще не получил той педагогической обработки, к которой он способен, что более всего зависит от ничтожности и шаткости наших сведений о душевных процессах. Изучая эти процессы, нельзя не видеть возможности дать человеку с обыкновенными способностями, и дать прочно, в десять раз более сведений, чем получает теперь самый талантливый, тратя драгоценную силу памяти на приобретение тысячи знаний, которые потом позабудет без следа.

Не умея обращаться с памятью человека, мы утешаем себя мыслью, что дело воспитания - только развить ум, а не наполнять его сведениями; но психология обличает ложь этого утешения, показывая, что самый ум есть не что иное, как хорошо организованная система знаний. Но если неумение наше учить детей велико, то еще гораздо больше наше неумение действовать на образование в них душевных чувств и характера. Тут мы положительно бродим впотьмах, тогда как наука предвидит уже полную возможность внести свет сознания и разумную волю воспитателя в эту доселе почти недоступную область.

Еще менее, чем душевными чувствами, умеем мы пользоваться волею человека - этим могущественнейшим рычагом, который может изменять не только душу, но и тело с его влияниями на душу. Гимнастика, как система произвольных движений, направленных к целесообразному изменению физического организма, только еще начинается, и трудно видеть пределы возможности ее влияния не только на укрепление тела и развитие тех или других его органов, но и на предупреждение болезней и даже излечение их.

Мы думаем, что недалеко то время, когда гимнастика окажется могущественнейшим медицинским средством даже в глубоких внутренних болезнях.

А что же такое гимнастическое лечение и воспитание физического организма, как не воспитание и лечение его волею человека? Направляя физические силы организма к тому или другому органу тела, воля переделывает тело или излечивает его болезни. Если же мы примем во внимание те чудеса настойчивости воли и силы привычки, которые так бесполезно расточаются, например, индийскими фокусниками и факирами, то увидим, как еще мало пользуемся мы властью нашей воли над телесным организмом.

Словом, во всех областях воспитания мы стоим только при начале великого искусства, тогда как факты науки указывают на возможность для него самой блестящей будущности, и можно надеяться, что человечество, наконец, устанет гнаться за внешними удобствами жизни и пойдет создавать гораздо прочнейшие удобства в самом человеке, убедившись не на словах только, а на деле, что главные источники нашего счастья и величия не в вещах и порядках, нас окружающих, а в нас самих.

Выставив взгляд наш на искусство воспитания, на теорию этого искусства, на его бледное настоящее, на его необъятное будущее и на то, какими средствами могла бы мало-помалу вырабатываться и совершенствоваться воспитательная теория, мы тем самым показали уже, как мы далеки от мысли дать в нашей книге не только такую теорию воспитания, которую мы считали бы совершенною, но даже и такую, которую считаем уже невозможною в настоящее время, если бы составитель ее был основательно знаком со всеми разнообразными науками, на которых она должна строить свои правила.

Наша задача далеко не так обширна, и мы выясним всю ее ограниченность, если расскажем, как и для чего задумали наш труд. Лет восемь тому назад педагогические идеи оживились у нас с такою силой, какой нельзя было и ожидать, приняв в расчет почти совершенное отсутствие педагогической литературы до того времени.

Мысль о народной школе, которая удовлетворяла бы потребностям народа, вступавшего в новый период своего существования, пробудилась повсеместно. Несколько педагогических журналов, появившихся почти одновременно, находили себе читателей; в журналах общелитературных педагогические статьи появлялись беспрестанно и занимали видное место; повсюду писались и обсуждались проекты различных реформ по общественному образованию, даже в семействах гораздо чаще стали слышаться педагогические беседы и споры.

Читая педагогические проекты разного рода и статьи, присутствуя при обсуждении педагогических вопросов в различных собраниях, прислушиваясь к частным спорам, мы пришли к убеждению, что все эти толки, споры, проекты, журнальные статьи выиграли бы много в основательности, если бы придавали одно и то же значение психологическим и отчасти физиологическим и философским терминам, которые в них беспрестанно повторялись.

Нам казалось, что иное педагогическое недоумение или горячий педагогический спор могли бы легко быть решены, если бы, употребляя слова: рассудок, воображение, память, внимание, сознание, чувство, привычка, навык, развитие, воля и т. Иногда было совершенно очевидно, что одна из спорящих сторон понимает под словом память, например, то же самое, что другая под словом рассудок или воображение, и обе употребляют эти слова как совершенно известные, заключающие в себе точно определенное понятие.

Словом, пробудившаяся тогда педагогическая мысль обнаружила существенное упущение в нашем общественном образовании, а также и в нашей литературе, которая могла бы дополнить образование. Едва ли мы ошибемся, если скажем, что литература наша в то время не имела ни одного сколько-нибудь основательного психологического сочинения, ни оригинального, ни переводного, а в журналах психологическая статья была редкостью, и притом редкостью незанимательною для читателей, ничем не подготовленных к такому чтению.

Тогда пришло нам на мысль: нельзя ли внести в наше только что пробуждающееся педагогическое мышление сколь возможно точное и ясное понимание тех психических и психофизических явлений, в области которых это мышление необходимо должно вращаться. Предварительные занятия философиею и отчасти психологиею, а потом педагогикою дали нам повод думать, что мы можем до некоторой степени способствовать удовлетворению этой потребности и хотя начать разъяснение тех основных идей, около которых необходимо вращаются всякие воспитательные соображения.

Но как это сделать? Перенести к нам целиком одну из психологических теорий Запада мы не могли, ибо сознавали односторонность каждой из них и что во всех них есть своя доля правды и ошибки, своя доля верных выводов из фактов и ни на чем не основанных фантазий. Мы пришли к убеждению, что все эти теории страдают теоретическою самонадеянностью, объясняя то, что еще нет возможности объяснить, ставя вредный призрак знания там, где следует сказать еще простое не знаю, строя головоломные и утлые мосты через неизведанные еще пропасти, на которые следовало просто только указать, и, словом, дают читателю за несколько верных и потому полезных знаний столько же, если не больше, ложных и потому вредных фантазий.

Нам казалось, что все эти теоретические увлечения, совершенно необходимые в процессе образования науки, должны быть оставлены, когда приходится пользоваться результатами, добытыми наукою, для приложения их к практической деятельности. Теория может быть односторонняя, и эта односторонность ее даже бывает очень полезна, освещая особенно ту сторону предмета, которую другие оставляли в тени; но практика должна быть по возможности всесторонняя. В педагогиках, написанных психологами, каковы педагогики Гербарта и Бенеке, мы часто с поразительной ясностью можем наблюдать это столкновение психологической теории с педагогической действительностью.

Сознавая все это, мы задумали изо всех известных нам психологических теорий взять только то, что казалось нам несомненным и фактически верным, снова проверить взятые факты внимательным и общедоступным самонаблюдением и анализом, дополнить новыми наблюдениями, если это где-нибудь окажется по нашим силам, оставить откровенные пробелы везде, где факты молчат, а если где, для группировки фактов и уяснения их, понадобится гипотеза, то, избрав наиболее распространенную и вероятную, отметить ее везде не как достоверный факт, а как гипотезу.

При всем этом мы полагали опираться на собственное сознание наших читателей - ultimum argumentum в психологии, перед которым бессильны всякие авторитеты, хотя бы они были озаглавлены громкими именами Аристотеля, Декарта, Бэкона, Локка. Из психических явлений мы полагали останавливаться преимущественно на тех, которые имеют большее значение для педагога, прибавить те из физиологических фактов, которые необходимы для уяснения психических, словом, мы тогда еще задумали и начали подготовлять "Педагогическую антропологию".

Мы думали кончить этот труд года в два, но, отрываемые от наших занятий различными обстоятельствами, только теперь выпускаем в свет первый том, и то далеко не в том виде, который бы удовлетворял нас. Но что же делать? Может быть, если бы мы снова принялись его исправлять и перерабатывать, то никогда бы и не издали. Всякий дает, что может дать по своим силам и по своим обстоятельствам.

Впрочем, мы рассчитываем на снисходительность читателя, если он вспомнит, что это первый труд в таком роде - первая попытка не только в нашей, но и в общей литературе, по крайней мере, насколько она нам известна: а первый блин всегда бывает комом; но без первого не будет второго. Правда, Гербарт, а потом Бенеке пытались уже вывести педагогическую теорию прямо из психологических оснований; но этим основанием были их собственные теории, а не психологические, несомненные факты, добытые всеми теориями.

Педагогики Гербарта и Бенеке, - скорее, добавления к их психологии и метафизике, и мы увидим, к каким натяжкам часто вел такой образ действия. Мы же задали себе задачу без всякой предвзятой теории насколько возможно точнее изучить те психические явления, которые имеют наибольшее значение для педагогической деятельности.

Другой недостаток в педагогических приложениях Гербарта и Бенеке тот, что они совершенно почти выпустили из виду явления физиологические, которых, по их тесной, неразрывной связи с явлениями психическими, выпустить невозможно. Мы же безразлично пользовались как психологическим самонаблюдением, так и физиологическими наблюдениями, имея в виду одно - объяснить, сколь возможно, те психические и психофизические явления, с которыми имеет дело воспитатель.

Правда также, что педагогика Карла Шмидта опирается и на физиологию, и на психологию, и еще более на первую, чем на последнюю; но в этом замечательном сочинении дан такой разгул германской ученой мечтательности, что в нем менее фактов, чем поэтических увлечений разнообразнейшими надеждами, вызванными наукою, но далеко еще не осуществившимися.

Читая эту книгу, часто кажется, что слышишь бред германской науки, где могучее слово многостороннего знания едва прорывается сквозь тучу фантазий - гегелизма, шеллингизма, материализма, френологических призраков. Может быть, название нашего труда - "Педагогическая антропология" не вполне соответствует его содержанию, и во всяком случае далеко обширнее того, что мы можем дать; но точность названия, равно как и научная стройность системы, нас мало занимали.

Мы всему предпочитали ясность изложения, и если нам удалось объяснить сколько-нибудь те психические и психофизические явления, за объяснение которых мы взялись, то и этого уже с нас довольно.

Нет ничего легче, как разгородить стройную систему, озаглавив каждую из ее клеток то римскими и арабскими цифрами, то буквами всех возможных азбук; но подобные системы изложения всегда казались нам не только бесполезными, но вредными путами, которые писатель добровольно и совершенно напрасно надевает сам на себя, обязываясь вперед наполнить все эти клетки, хотя в иную, за неимением действительного материала, не оставалось бы поместить ничего, кроме пустых фраз.

Такие стройные системы часто платят за свою стройность истиною и пользою. Кроме того, если и возможно такое догматическое изложение, то только в том случае, когда автор задался уже предвзятою, вполне законченною теориею, знает все, что относится к его предмету, ни в чем не сомневается сам и, постигнув альфу и омегу своей науки, начинает поучать ей своих читателей, которые должны только стараться уразуметь то, что говорит автор.

Мы же думали - и, вероятно, читатель согласится с нами, что такой способ изложения не возможен еще ни для психологии, ни для физиологии и что надобно быть большим мечтателем, чтобы считать эти науки законченными и думать, что можно уже без натяжки вывести все их положения из одного основного принципа.

Подробности методы, которой мы придерживаемся при изучении психических явлений, изложены нами в той главе, где мы переходим от физиологии к психологии т.

I, гл. Здесь же нам следует сказать еще несколько слов о том, как мы пользовались различными психологическими теориями.

Чтобы проверить суперспособность Джани, его два раза помещали в клинику под наблюдение. Индийские врачи и ученые подтвердили: йог в самом деле ничего не ел и не пил, у него не было физиологических отправлений. Йогом заинтересовались сотрудники военного ведомства Индии, они считали, что его умение поможет разработать новые методы выживания в экстремальных условиях. Ему разрешали принимать ванну и полоскать горло во время этих процедур Джани вполне мог пить , встречаться с паломниками, выходить и принимать солнечные ванны.

Он не всегда находился в поле зрения камер. Все его предшественники были разоблачены и признаны мошенниками. Он вообще отрицал существование гипноза и экстрасенсов. Он утверждал, что занимался внушением в рамках психотерапии. Кашпировскому, который появился на советских экранах в конце х, верили не только миллионы телезрителей.

Регалии этого человека можно перечислять долго: депутат Государственной Думы I созыва, почетный доктор психологических наук, руководитель Республиканского, а затем Международного центра психотерапии в Киеве, обладатель премии Wiktory от польского телевидения. Он же в качестве психотерапевта помогал активировать этот резерв. Возможно, подобные утверждения не столь уж и голословны: в конце концов, эффект плацебо и психосоматику никто не отменял.

Критики обвиняют Кашпировского в том, что он давал людям ложную надежду, из-за которой они не обращались вовремя к врачам. Аллан Чумак Главный конкурент Анатолия Кашпировского тоже исцелял людей во время телесеансов. По его словам, он вылечил млн человек. Перед тем, как стать целителем, Чумак работал телеведущим и во время работы над передачей о разоблачении лжецелителей неожиданно открыл сверхспособности в самом себе. Он слышал голоса, которые надиктовывали ему лекции.

По этим лекциям он научился использовать свой дар во благо людей. Подробнее о том, как распознать лжецелительство, читайте здесь , а также пройдите тест и узнайте, рискуете ли вы оказаться в руках медицинских мошенников.

Как устроен глаз и как он работает

Как видят мир люди с разными заболеваниями глаз? Зрение человека как видит человек отправлений другая реальность… Вы, наверное, знаете о том, что в зависимости от особенностей зрения люди могут видеть мир очень и очень по-разному? Хотите взглянуть, как? Взрослый здоровый человек Взрослый здоровый человек с хорошим зрением видит мир ясно и четко, без труда различает детали и наслаждается окружающей красотой.

Надеемся, речь идет о вас! Близорукость При близорукости человек плохо различает предметы, расположенные на удалении, — все, что находится за пределами его видимости, превращается в какой-то смазанный фон. Неясные очертания, туман… Дело в том, что при этом заболевании глаз изображение фокусируется не на сетчатке, а зрение человека как видит человек отправлений плоскости перед ней, именно поэтому картинка воспринимается нечеткой, размытой.

Дальнозоркость Дальнозоркость — нарушение рефракции, противоположное близорукости. То, что расположено близко, затуманивается, а отдаленная перспектива видна совсем неплохо. В этом случае изображение в силу определенных причин фокусируется за сетчаткой, из-за чего и возникают проблемы со зрением.

При астигматизме природные линзы оптической системы человеческого глаза, роговица или хрусталик, имеют неправильную форму, из-за чего свет преломляются и фокусируются неверно, и в результате мир видится, как в кривом зрение человека как видит человек отправлений, искаженным. Косоглазие Двоения в глазах при этом заболевании вполне может и не быть, несмотря на то, что многие вот ссылка подобные оптические эффекты непременными спутниками косоглазия.

На самом деле мозг, получая от глаз слишком разные картинки, просто отключает одно из изображений, исключая двоение. Катаракта При катаракте природный хрусталик глаза мутнеет, из-за чего окружающий мир кажется человеку, страдающему этим заболеванием, подернутым легкой туманной пеленой. Со временем туман сгущается все больше и больше, в результате чего наступает слепота. Глаукома Глаукома — опасное заболевание, при котором происходят патологические изменения зрительного нерва, нарушается периферическое зрение.

По мере развития болезни поля зрения сужаются, слепота, без лечения наступающая при глаукоме, — необратима. Макулодистрофия При этом заболевании страдает важнейшая, ответственная за формирование зрительных образов, центральная часть сетчатки. Начинаясь со снижения остроты зрения и зрительных искажений, макулодистрофия может развиться до необратимого ухудшения центрального зрения, что лишает человека возможности вести активную полноценную жизнь.

Полная потеря зрения Слепота может стать итогом различных заболеваний глаз. Важные шаги на пути к будущему, наполненному радостью и светом, — своевременная диагностика и при необходимости адекватное профессиональное лечение.

Обращайтесь к специалистам! Позаботьтесь о своем зрении! Полезная информация:.

Похожие статьи:

Вести недели: "Почему люди стремительно теряют зрение после 40 лет? Кто планирует спасать людей от полной слепоты?

Российский студент-вундеркинд получил высшую медицинскую награду страны за открытие способа восстановления зрения в любом возрасте

Материал опубликован: 2019 года

Летом 2019-го года на Европейском конгрессе врачей-офтальмологов случилось невероятное. Весь зал 10 минут стоя аплодировал человеку, находившемуся у трибуны. Им был Павел Мельник — Российский студент. Именно он предложил использовать уникальную формулу, позволяющую вылечить заболевания зрения в любом возрасте и предотвратить полную слепоту.

Мельник предложил отличную идею, а ее реализацией занялись научные структуры России. Специалисты из московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и масса других специалистов занимались разработкой средства. Средство уже создано и показывает отличные результаты.

Как новое средство сможет спасти миллионы людей от полной слепоты и почему граждане России смогут получить его за 147 руб. — в нашем сегодняшнем материале.

Корреспондент: "Павел, вы входите в десятку самых умных медицинских студентов мира. Почему вы решили заняться именно проблематикой снижения зрения?"

Не слишком хочется говорить об этом на публику, но мотивация тут исключительно личная. Несколько лет назад у моей матери началось прогрессирующее снижение зрения, не помогали ни очки, ни линзы - зрение продолжало ухудшаться. Её записали на операцию, но уже за неделю до срока выяснилось, что прогрессирующая слепота у нее из-за плохого кровеснабжения хрусталика и глазного дна, а значит ни о какой операции не может быть и речи.

От подобного заболевания, в свое время, полностью ослепла моя бабушка. Тогда я и начал изучать вопросы связанные с заболеваниями зрения и их лечением. Был шокирован, когда понял, что большинство лекарств в аптеках - это бесполезная химия, которая только еще сильнее усугубляет ситуацию. А мама ведь принимала их считай каждый день.

Последние три года я полностью погрузился в эту тему. Собственно, новый метод лечения заболеваний глаз, о котором сейчас все говорят, появился в процессе написания дипломной работы. Я понимал, что придумал что-то новое. Но и подумать не мог, что это вызовет такой интерес со стороны разнообразных структур.

Со стороны каких именно структур?

Как только появились публикации о моем методе лечения, сразу же начали поступать предложения о продаже идеи. Первым обратились какие-то французы, предложив 120 тысяч евро. Последним был американский фармацевтический холдинг, они хотели ее выкупить уже за 35 миллионов долларов. Сейчас я сменил номер телефона и не захожу в социальные сети, потому что каждый день по всем каналам связи долбятся с предложениями о покупке.

Но, насколько я знаю, вы не продали формулу?

Да. Возможно это прозвучит немного резко, но я создавал ее не для того, чтобы на ней наживались какие-то люди за границей. Ведь что будет, если я продам формулу за границу? Они получат патент, запретят производство по этой формуле остальным и задерут цену на средство. Я может и молодой, но не идиот. При таком раскладе россияне просто не смогут лечиться. Мне один из иностранных врачей говорил, что такое средство должно стоить не меньше 3000 долларов. Это ни в какие ворота ведь. Кто его в России сможет купить за три тысячи долларов?

Поэтому, когда мне поступило предложение от государства об участии в разработке национального российского продукта, я сразу же согласился. Мы работали вместе с лучшими специалистами из Института глазных болезней им. Гельмгольца. Это было потрясающе. Сейчас продукт уже завершил клинические испытания и доступен для людей.

Со стороны государства разработку продукта координировал Нероев Владимир Владимирович , генеральный директор московского НИИ Глазных Болезней им. Гельмгольца и главный внештатный окулист Министерства здравоохранения РФ. Мы попросили его рассказать о новом средстве и о планах на него.

Корреспондент: "В чем заключается суть идеи Павла Мельника? Она на самом деле помогает вернуть зрение в любом возрасте?"

Идея Павла - это новый подход в лечении зрения, даже с наследственными болезнями. Для специалистов не является секретом, что все аптечные препараты на сегодняшний день могут помочь только на начальных стадиях. Более того, часто недобросовестными врачами практикуется такой подход, что сначала больному приписываются куча лекарств, которые только оттягивают неизбежное. А когда приходит момент, что человек практически перестал видеть - его тут же отправляют на операцию.

Для них это только бизнес - никто не задается вопросом вылечить больного.

Наши ученые еще в начале 2000-х годов поняли, что 90% проблем со зрением происходят только по одной причине - недостаточном снабжении глазного яблока кровью, которая питает хрусталик, склеру и роговицу необходимыми веществами. И если устранить эту первопричину, то можно практически полностью отказаться от дорогостоящих операций.

Идея Павла помогает отрегулировать правильное кровеснабжение всего зрительного аппарата человека. Это позволяет полностью устранить риск потери зрения на начальной стадии болезни. Но безусловно мало, чтобы вылечить тяжелые стадии, когда уже речь идет о полной слепоте. Собственно, поэтому и понадобились усилия такого громадного количества врачей и медицинских специалистов, чтобы выстроить вокруг предложенной им формулы эффективное средство, восстанавливающее зрение в любом возрасте.

Корреспондент: "Но ведь считается, что восстановить зрение безоперационным способом невозможно, тем более после 40 лет?"

Это все глупости. Ну и желание фармацевтических кампаний заработать. Уже давно доказано, что любая система организма умеет самовостанавливаться, нужно только ей помочь - снять воспалительные процессы, усилить кровеснабжение и ускорить вывод отмерших клеток и токсинов.

Корреспондент: "А как же лечили зрение раньше? Для этого ведь существует масса лекарств в аптеках."

В том-то и дело, что масса. Но они все основаны на принципе, описанном в самом начале интервью. Препараты только снимают симптоматику - вот и всё на что они способны. Человеку на короткий промежуток времени становится лучше. Но в целом, они скорее негативно влияют на зрение, чем лечат. Тут Павел был абсолютно прав. Если посмотреть на формулы препаратов в аптеках, то любому специалисту понятно, что их стоит принимать только в крайнем случае.

Корреспондент: "В чем отличие от них вашего продукта? Он получается полностью помогает восстановить зрение?"

Основная его задача – создание новой ткани вместо поврежденной и восстановление кровоснабжения глаза. Даже одного применения достаточно, чтобы активизировать более 930 000 клеток, которые непосредственно участвуют в процессе восстановления зрения. И так раз за разом. В этом и заключается ключевой принцип лечения.

При всем этом, мы, как и Павел, подошли к вопросу совсем нетривиально. Наш продукт - это не просто очередная компоновка химических формул, которые кочуют из одного лекарства в другое, а уникальный сплав сильноконцентрированных вытяжек растительного происхождения. Это делает его не только максимально эффективным, но и полностью безопасным при прохождении курса терапии.

Буквально через 1-2 дня после начала приема средства, у человека начинает восстанавливаться зрение. Изображение становится чётким, улучшается фокусировка, снимается покраснение и жжение. Далее происходит восстановление клеток и зрение возвращается даже в самых запущеных случаях. Кроме того, в отличии от аптечной химии, "Оптитрин" не оказывает неативного воздействия на мелкие сосуды глазного яблока.

Корреспондент: "Но ваш продукт ведь тоже будет в аптеках? Сколько он кстати будет стоить?"

Вы ведь в курсе, что как только стало понятно, что у нас действительно получается что-то стоящее, фармацевты атаковали нас по всем фронтам. Они и Павлу изначально предлагали продать его формулу. Совсем не для того, чтобы выпускать его у себя. Наоборот, чтобы не дать запустить средство в производство. Лечение зрения в наше время, это самая большая в мире ниша фармацевтического рынка. Только в США продается лекарств на миллиарды долларов. Наш продукт может кардинально изменить ситуацию на рынке. Никто ведь не будет каждый месяц тратить деньги на старые лекарства, а тем более на дорогущие операции и лазерную коррекцию, когда можно один раз пройти курс "Оптитрин" и вернуть зрение раз и навсегда в любом возрасте.

Аптечные сети - это партнеры фармацевтических компаний, работающие с ними в тесной связке. И естественно зависящие от продаж препаратов. Так что о нас с нашим продуктом там даже слышать не хотят. Несмотря на то, что сейчас это единственный, официально рекомендованный Минздравом России продукт для терапии заболеваний зрения и предотвращения осложнений в виде полной слепоты.

Корреспондент: "Так, а если средства нет в аптеках, то как его достать?"

Мы решили, что если обычные аптеки не хотят о нас даже слышать, то мы обойдемся совсем без них. И наладили прямое распространение "Оптитрин". Без промежуточного звена в виде коммерческой аптеки. Мы обсуждали несколько вариантов и остановились на самом эффективном. Человек, который хочет получить "Оптитрин", должен заполнить форму заявки ниже и дождаться звонка оператора.

Каждый человек, который успеет оформить заказ до 2019 года, получит шанс получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб.. Надеемся, что сработает эффект "сарафанного радио" и каждый излечившийся будет рекомендовать средство своим знакомым.

Корреспондент: "А сколько средство будет стоить для всех остальных?"

Себестоимость производства средства составляет около 10 000 рублей за упаковку. Сейчас нам удалось договориться с руководством Минздрава о том, что они будут компенсировать почти всю стоимость для конечного покупателя. Более 90%. К счастью наверху понимают важность того, чтобы такое средство было доступно всему населению страны, а не только отдельным людям. Взамен мы обязались не продавать формулу средства за рубеж и не отправлять на экспорт, продавая его только внутри России.

Обновлено 2019 года: запасы Оптитрина по акции остались только в регионе, поэтому производитель принял решение завершить акцию 2019 года (включительно).

Каждый, кто оформит заказ до 2019 года, может получить упаковку "Оптитрин" за 147 руб..


4790 руб.
147 руб.*

*при заказе курса

ПОЛУЧИТЬ "ОПТИТРИН" ЗА 147 руб.


Комментарии: 1439
Александр Нестеров
(г. Пенза)
6 часов назад

Я уже получил по программе это средство. Пользуюсь пятый день, вижу намного лучше, в глазах не расплывается. Сегодня впервые за 15 лет весь день проходил без очков! Как же хорошо видеть всё нормально!

Олег Жукин
(не указан)
11 часов назад

Заказал для своей матери после прочтения этой статьи. За 1,5 недели зрение выправилось с -3.5 до -2.5. Сейчас продолжает пользоваться. Очень хорошее средство.

Нина Пирогова
(г. Курск)
16 часов назад

Как хорошо, что у нас такие умные детки растут! Здоровья ему и удачи!

Кристина Мыльникова
(г. Иркутск)
1 день назад

Я читала в каком-то медицинском журнале об этом средстве. Экспертная статья по моему была какого-то известного врача...

Анастасия Виноградова
(г. Рязань)
1 день назад

Получила для себя 10 дней назад, через месяц у меня назначена была операция. Никогда бы не подумала, что правда можно помочь. У меня была глаукома - вчера на прием к окулисту ходила - он развел руками, зрение восстановилось. Спрашивал чем лечилась, говорил что не слышал о таком средстве, иначе прописал бы мне его сразу а не направлял на операцию (ага, так я ему и поверила)! Заказать-то решила, потому что боялась стать слепой после операции.

Люба Колесникова
(г. Ижевск)
1 день назад

Заказывала матери и отцу. Оба проходят курс и обоим становится лучше с каждым днем. Дома уже обходятся без очков, что громадный прогресс.

Наталья Прыдникова
(г. Киров)
1 день назад

Успела! Завтра должны привезти мне его уже

Полина Лисина
(г. Ростов)
1 день назад

Приятно, что действует акция. Надеюсь, попадаю в первую партию.

Елена Моргунова
(не указан)
2 дня назад

В клиниках творится хаос и ужас. Давно туда уже не хожу, все равно бесполезно. В частных обдирают, как липку, без вариантов просто. Очень благодарна, что мы теперь можем получить Оптитрин за 147 руб..

Марина Филипова
(не указан)
2 дня назад

Читала отзывы и поняла, что надо брать) Пойду оформлять заказ.

Нина Каримова
(г. Иркутск)
2 дня назад

Хорошо, что государство разработало, а не кто-то из частников. С нас бы тогда в три шкуры содрали за это средство.

Юлия Игнатьева
(г. Москва)
3 дня назад

Это чудо какое-то. Была катаракта еще неделю назад, сейчас все отступило, зрение полностью еще не вернулось, но я и не закончила курс еще.